16:39 

Дар или проклятие. Глава 13

AliLinnea
Глава. 13. Последняя битва.

Этот день должен был стать отправной точкой для нового мира. Жизнь в очередной раз делала поворот, только в этот раз он был очень важен для всей магической Англии. Около стен одного из самых защищенных замков стояла самая страшная армия – армия Волдеморта. Последняя битва, в которой должно было решиться, кто встанет во главе Англии. Если Свет, то Англией все и ограничится. Если Тьма, то война перекинется дальше и, возможно, закончится все настоящим апокалипсисом для всей планеты
Осада длилась уже пять дней. Было несколько попыток проникновения Пожирателей в школу. За эти дни в стенах Хогвартса обезвредили нескольких старшекурсников, которые помогали Волдеморту изнутри. Среди них оказались Теодор Нотт, Панси Паркинсон, Миллисента Буттстоуд, пара шестикурсников и мальчик с пятого курса. У пяти первых на левом предплечье горела метка. Как только были обнаружены эти знаки, в Слизерине устроили обыск и личный досмотр. Из тридцати двух учеников с пятого по седьмой курсы двадцать оказались в рядах Темного лорда. Их всех изолировали, но ситуация в школе стала накаляться до предела. Слизеринцев считали, чуть ли не исчадиями ада, их задевали и провоцировали. Казалось, еще чуть-чуть, и битва начнется не на поле у стен школы, а внутри нее.
— ХВАТИТ! – рявкнул Гарри, глядя на гриффиндорцев и рейнвекловцев третьего и четвертого курсов, прижавших трех слизеринцев-третьекурсников к стене.
— Они Пожиратели! - закричал кто-то.
— С чего вы взяли? – уже совершенно спокойно поинтересовался Гарри.
— Это всем известно, - еще один выкрик.
— Что известно и кому? – надавил голосом Гарри.
— У него отец служит Тому-кого-нельзя-называть, - новый крик из толпы.
— Но он-то здесь, - усмехнулся Гарри. На него уставилось море недоуменных взглядов. – Вы хоть обратили внимание на то, что с пасхальных каникул не вернулось довольно много слизеринцев, и не только их, а недели две назад из школы забрали еще некоторых?
— И что? – его снова не поняли.
— А то, что те родители, которые знали, что случится, давно уже забрали своих деток отсюда, - раздался голос Гермионы. Гарри знал, что сестра уже минут пять, как стоит за его спиной, а вот остальные до этого момента не могли ее видеть в темноте коридора.
— Но эти же остались, - как-то неопределенно махнул рукой один из райнвекловцев.
— Эти – это которые? Те, что заперты сейчас или вот эти трое, которых вы решили забить в порыве "справедливости"? – насмешливо спросил Метт, тоже выступая из тени.
— Но они же... - немного неуверенно произнес гриффиндорец-третьекурсник.
— Вам хоть известно, что вот у этого мальчика, - Гарри показал рукой на паренька с темно-русыми волосами и разбитой губой, - отец уже несколько лет лежит в Святого Мунго в коме, а мать сидит дома с его сестрой, пострадавшей десять лет назад на конной прогулке так, что сама она передвигаться не может. Никакие колдомедики ничего не смогли сделать. А он вообще живет с бабушкой, также как и Невилл Лонгботтом. А вот его отец возглавляет один из отрядов авроров, а мать – прекрасный колдомедик
Было невероятно тихо. Многие, потупившись, уставились в пол, другие отводили глаза, третьи же не хотели смириться с тем, что были не правы и упрямо смотрели на Гарри, взглядами проявляя сомнения к его словам. Только трое слизеринцев удивленно смотрели на зеленоглазого юношу, не понимая, откуда он столько о них знает.
— Вы хоть понимаете, что своими действиями сами загоняете людей в ловушку Темного лорда? – гневно спросила Гермиона.
— Ну, ты-то должна понимать, - вякнул кто-то.
— Что я должна понимать? – сорвалась Гермиона.
— Ну, ты же была у этих, - немного неуверенно ляпнул еще один смельчак. Гарри успел перехватить сестру до того, как она пролетела разделяющее ее и этого смельчака расстояние и не залепила ему что-то похуже, чем пощечина.
— Вы в своем уме? – подала голос Индира, до этого лишь спокойно смотревшая на происходящее. Ее черные глаза сейчас излучали странный мрачный свет, красивые губы были сжаты в тонкую линию.
— И что? Они – слизеринцы, - выкрикнул кто-то.
— Лорд Малфой тоже слизеринец, но он теперь на всю жизнь останется калекой. Трудно переучиваться в таком возрасте, работать левой рукой и это счастье, что к этому моменту он уже умел это делать, - заявила Индира.
— Профессор Малфой – это другое дело, - заявили ей.
— Ах, другое, - скривилась Гермиона. – А то, что он был, чуть ли не правой рукой Волдеморта? - все вздрогнули, кроме нее, и ее спутников. Девушка закатила глаза и фыркнула. – Да, прекрати вы дрожать от его прозвища. Такое ощущение, что вас пытают тут.
— Мистер Малфой исправился, - крикнула какая-то девочка.
— Исправился, - Гарри с жалостью посмотрел на этих детей. – Он-то исправился, как вы выразились, а вот их родителям даже исправляться не надо, потому они ни в чем не замешаны.
— Но они... - послышались голоса.
— Слизеринцы, - закончил за них Гарри. – И что? Это приговор? Обжалованию не подлежит? Так что ли? Вы сейчас хотите мне сказать, что слизеринцы не люди, что им всем место в Азкабане, и их туда надо отправлять сразу, как только шляпа выносит свой вердикт?
— Мы из-за вот таких дурацких стереотипов теряем выдающихся людей, которые на самом деле являются лучшими экономистами и финансистами, стратегами и аналитиками, - с горечью сказала Гермиона.
— Они чистокровные, - закричала девочка.
— Ты - магглорожденная, не так ли? – Гермиона посмотрела на встрепанную девчушку.
— Да, - с вызовом сказала та.
— Это сразу видно, - кивнула Гермиона.
— Ты стала другой, как выяснила, что ты на самом деле Поттер, да еще и Леди, - с обвинением в голосе произнесла девочка.
— Вам этого не понять, - сказал Гарри, – но в защите чистоты крови есть свои традиции.
— Ты сейчас говоришь так, словно женишься на чистокровной, но ты встречаешься с ней, - гриффиндорка ткнула пальцем в Индиру.
— К твоему сведению, Индира чистокровная, и в таком поколении, в котором нам всем здесь вместе взятым не быть, - в голосе Гарри появился металл, да и глаза стали холодными. От него повеяло чем-то странным, что заставило толпу сделать шаг назад. На плечи юноши легли две женские руки – Гермионы и Индиры – в успокаивающем жесте. Гриффиндорка стушевалась, но тут же пошла в наступление.
— Ты же должен спасти нас всех, ты – Мальчик-который-выжил, - она ткнула в него пальцем. – А ты защищаешь этих, - пренебрежительный взмах в сторону слизеринцев. У этой перепалки становилось все больше свидетелей. Гарри поморщился, эмоциональный фон начал на него давить, на щитах появилась первая трещина.
— Это называется лицемерием, - раздался в установившейся тишине надменно-презрительный голос Драко Малфоя, который стоял в другом конце коридора рядом с Невиллом и Луной Лавгуд. Роскошные когда-то волосы девушки были сейчас подстрижены очень коротко.
— Если вы продолжите в том же духе, вы никогда не выиграете эту войну, - заявила Луна, окинув толпу взглядом. В этих глазах больше не была потустороннего света, они были холодны и мрачны.
— Вы не понимаете! - воскликнула гриффиндорка.
— Мы не понимаем?! – взорвался Невилл. – Значит, это мы не понимаем?
— И кто сказал, что Гарри вам что-то должен? – лениво перебил всех Метт. Парень облокотился о стену и теперь насмешливо смотрел на третьекурсников и четверокурсников двух факультетов, из-за которых и вышел весь этот разговор, перешедший уже на личности.
— Это все знают! - закричала девочка.
— Да ну? – усмехнулся Метт и оттолкнулся от стены. Он с грацией дикой кошки подошел к девочке и спросил так, чтобы его услышали все. – А его кто-нибудь спросил?
— О чем? – не поняла та.
— Хочет ли он всего этого? – Метт неопределенно махнул рукой.
— Но и так все ясно, - пожала та плечами.
— Ясно? Ясно что? Мне вот, например, не ясно ничего. С чего вы все взяли, что Гарри – именно тот человек, который подходит под это пророчество? – Метт обвел всех взглядом, задержался на Снейпе, потом на Сириусе и, наконец, посмотрел на Дамблдора. Казалось, на этом пяточке собралась вся школа. – Почему надо было обречь на страдания ребенка? Вы все так и не смогли увидеть за Гарри Поттером самого Гарри. И даже сейчас, вы не воспринимаете его как Гарри Марвела, которым он и является на самом деле. Почему?
Вдруг тишину разорвали аплодисменты. Как это ни странно, но хлопал Снейп, на его лице не было обычной маски.
— Пятьдесят баллов Гриффиндору, мистер МакКалаген, столько же мисс Поттер и мистеру Марвелу.
— За что? – вырвалось у девочки-гриффиндорки. Студенты были в ступоре, в полном.
— За здравомыслие, - ответил зельевар, затем посмотрел на Гарри и задал вопрос, ответ на который получил еще несколько месяцев назад. – Мистер Марвел, что вы видите за своим именем, за именем Гарри Поттера?
— Смерть, боль, одиночество, унижение и беспомощность, - последовал ответ. На него смотрели с каким-то ужасом и непониманием.
— И все? – вырвалось у Эрни МакМиллана.
— И все, - кивнул Гарри.
— Но это же не так! - крикнула девочка, она все никак не хотела сдаваться. – Тебя все любят, тебя специально готовили к тому, чтобы ты убил Того-кого-нельзя-называть.
— И кто тебе такую чушь сказал? – спросил Гарри.
— Это всем известно! - выкрикнула она, пунцовея от злости.
— Ну, если считать, что чулан под лестницей, постоянные нападки и обвинения в ненормальности, – это любовь, то да меня любили. Если считать подготовкой работу по дому и в саду на правах домового эльфа, то да, меня готовили к тому, чтобы я стал убийцей, - голос Гарри звучал ровно, но в нем было столько льда, что даже было удивительно, что ничего не покрылось изморозью, хотя бы. – Что вы так все на меня смотрите? Да, вот такой счастливой была жизнь вашего Мальчика-который-выжил, а потом его любящие родственники просто сдали любимого племянника в дурдом, к психопатам. Счастливое детство, ничего не скажешь, - Гарри все-таки прорвало, и он не выплеснул своих эмоций на толпу только потому, что Индира и Гермиона сдерживали его.
— Пошли отсюда, Гарри, - прошептала индианка. – Они не стоят того, чтобы ты разнес тут все на кирпичики.
— Система образования давно устарела, - Гарри посмотрел на Дамблдора. – Они имеют право знать, что их ждет дальше, особенно такие, как она, - кивок в сторону разошедшейся гриффиндорки. – Если они будут знать, как обстоят дела, то не будут пытаться прыгнуть выше головы.
— Гарри, это не приемлемо, - произнес директор.
— Не приемлемо то, что они не понимают своего положения и пытаются стать теми, кем стать, по сути, не могут. Вы же видите, к чему это привело, - Гарри смотрел прямо в глаза Дамблдора. – Если оставить все как есть, будет только хуже, и не нужен будет никакой Темный Лорд, чтобы магический мир просто погиб. Это сделают за него другие, и отнюдь не чистокровные.
Гарри развернулся и двинулся в сторону от места сбора, как вдруг по стенам замка прошлась волна магии. Гарри остановился и посмотрел на стену, затем повернулся к директору. В его глазах было спокойствие, когда он произнес.
— Началось.
— Младшие курсы, в подземелье, - тут же стал раздавать приказы Дамблдор, поняв, что именно имел в виду юноша. – Пятые, занять оборону в Большом зале. Кто способен из старшекурсников встать на защиту школы и ее учеников – пусть с вами будет удача.
Старшекурсники и профессора быстро развели детей. Конечно, было страшно, но панику удалось пресечь ещё в корне. Кто-то плакал, кто-то испуганно смотрел на закрывшуюся за взрослыми дверь. Сейчас было совершенно все равно, кто сидит рядом: гриффиндорец или слизеринец, хаффлпаффец или рейнвекловец. Все были равны, но не все это понимали, к сожалению.
— Внимание, - прогремел усиленный Сонорусом голос Дамблдора. – Волдеморт все-таки решил начать активные действия. Несколько минут назад началась атака на Хогвартс. Она должна решить исход этой битвы. Я понимаю, что вам всем страшно, но сейчас решается наша судьба. Наша жизнь и будущее – в наших руках.
— За Хогвартс! – подняли вверх руки гриффиндорцы, им вторили и рейнвекловцы. Хаффлпаффцы оказались более сдержанными. Гарри грустным взглядом обвел их всех.
— Они не понимают, - покачал он головой.
— Для них это всего лишь приключение, - вздохнула Гермиона.
— Да, приключение, которое для большинства закончится смертью, - мрачно сказал Гарри, резко развернувшись и направившись к выходу из Большого зала. Он прошел по пустым коридорам и вошел в их с Тавиаром комнату. Сам хозяин как раз заканчивал говорить по коммуникатору.
— Гарри, - Тавиар посмотрела на юношу.
— Я в порядке, - вздохнул тот и упал на диван, прикрыв глаза. – Как бы я хотел, чтобы все было иначе.
— Я тоже, я все время искал выход, - Тавиар сел рядом с парнем.
— Я знаю, - грустно улыбнулся Гарри. – И я благодарен тебе за это.
— Справишься? – спросил Тавиар.
— Надо справиться, иначе погибнет слишком много людей и, что самое противное, детей, - скривился Гарри.
— Тогда пошли, - решительно встал Тавиар, подавая руку юноше.
Весь преподавательский состав и сорок семь студентов с четырех факультетов двух последних курсов вышли через парадный вход к стенам замка, где уже стояли авроры и члены Ордена Феникса. Пока еще две стороны разделял магический барьер, но было видно, что еще несколько ударов, и он падет. Они стояли и ждали. Ждали того момента, когда падет последняя преграда между ними и Пожирателями, после чего польется кровь.
Гарри медленно водил глазами по рядам защитников: вот Ремус и Сириус, стоят рядом с решительными лицами, чуть позади них Люциус, правая рука на перевязи, но левая не дрожит, уверенно сжимая палочку. Дальше МакГонагалл, губы сжаты в тонкую линию, в глазах только истина и горечь. Впереди авроры и орденцы: Тонкс, Грюм, Кингсли. Министерских чиновников нет и не будет – они явятся только тогда, когда уже все будет ясно, – и студенты. Сорок семь смертников, не считая их троих.
— Нам не спасти всех, - тихо произнесла Индира.
— Будьте готовы, - сказал Гарри и посмотрел в глаза своим друзьям. Те кивнули, в глазах обоих мелькнула боль. Гарри перевел взгляд дальше, ища тех, кто снова стал его друзьями и близкими людьми. А вот и они – Драко Малфой, Луна Лавгуд, Гермиона, Невилл, Рон и Джинни Уизли. С последними, отношения так и не стали более близкими, но и из разряда тихой войны и непонимания ушли. Гарри скользнул взглядом дальше – Тавиар, его наставник, заменивший ему всех. В сердце кольнуло. Гарри знал, насколько опытен этот человек, но все же...
БАБАХ, - громыхнуло на всю округу. Щит разлетелся вдребезги.
— Убить всех! – истеричный голос Беллы прорезал на мгновение установившуюся тишину. И в следующую секунду в обе стороны полетели заклятия.
Гарри, Индира и Метт даже не шелохнулись. За мгновение до того, как щит рухнул, они перестроились. Теперь индианка стояла посередине, а юноши обнимали ее одной рукой за талию, а второй сжимали запястья ее рук. Выглядело это странно со стороны.
— Чего вы там обнялись, как?.. – заорал Грюм на них, но осекся, когда три пары бездонных глаз посмотрели на него. Сейчас эти трое вообще не выглядели людьми.
— Готово, - сказала Индира, выдохнув.
— Метт, твоя очередь, - тихо сказал Гарри. Ребята передислоцировались, отойдя назад. Теперь в середине стоял Метт, а друзья положили свои руки ему на плечи. Сначала ничего не происходило. На поле стояли крики умирающих и раненных, ругань и звон клинков. Кто-то выбрал в качество оружия мечи. Гарри огляделся, но при этом, не нарушая концентрации на Метте. Юноша нахмурился. Сириусу приходилось туго. "Ну, давай же, это ведь не так страшно, - молил его мысленно Гарри. – Сириус, давай". Юноша вздохнул свободнее, когда с палочки крестного сорвался черный луч темномагического заклятия. Теперь он был почти спокоен за него. Блеки не зря считались темными магами, Тьма была внутри них, но это не означало, что они были злыми. Отказ Сириуса от своего наследия сильно сказался на нем. Простейшая темная магия ничего не меняла, а вот применение высшей все поставило на место. "Да", - улыбка на мгновение мелькнула на губах и в зеленых глазах. Сириус налево и направо разил своих врагов с помощью высшей темной магией, которой последние полгода его учил сам Тавиар, да и Гарри не редко присоединялся к этим тренировкам.
Внезапно Гарри выхватил их толпы черную фигуру в развивающейся мантии. Пожиратели теснили ее в сторону, отрезая от защитников. Это же увидела и Индира.
"Гермиона! - послала она телепатический сигнал подруге. – Снейп".
Гермиона как раз вырубила очередного желающего с ней расправится. Ей пока везло, никто посерьезнее низшего круга, да еще и в придачу молодняка, не попадался. Голос Индиры в голове сначала застал ее врасплох, но она быстро собралась и огляделась.
— Драко, Невилл, Луна, - крикнула она.
— Что? – разозлено отозвался Драко. Его теснили трое. Блондин благодарил небеса, что у него был такой учитель по боевой магии, который сделал из него прекрасного бойца.
— Снейп в беде, - крикнула Гермиона, уже прорываясь к зельевару. Размашистое движение, невербальное заклинание и у ног Драко в предсмертных судорогах бьется три тела, зажимающие перерезанные Секо горла. Времени предаваться отчаянию, о совершенном убийстве просто не было, и Драко рванул за своей будущей "мачехой". С двух сторон в том же направлении спешили Невилл и Луна с очень мрачными лицами.
— Какие люди, - издевательски пропела Белла, наставив на них палочку, а затем с маниакальной улыбочкой отправила в Драко проклятие: – Круцио.
— Дура, - вынес тот вердикт, уходя с траектории луча.
— Круцио, Круцио, Круцио, - стала та выдавать одно за другим проклятие.
— Что, запас заклинаний закончился? – мрачно поинтересовалась Луна и тут же выпустила в женщину цепочку из пяти проклятий. Три Белла сумела отбить, от одного ушла в сторону, но банальный Ступефай она пропустила и, пролетев пару метров, рухнула на землю. Луна даже на нее не посмотрела, тут же повернувшись к следующему Пожирателю. Четверо семикурсников боролись наравне со многими взрослыми, чем сильно удивили их после последней встречи, где эти же студенты хоть и показывали класс, но были намного слабее.
— Что, поднаторели? Никак Снейп и Люц позанимались с вами? – выплюнул МакНейр.
— Ошибся, - мрачно уведомила его Гермиона, сделав замысловатый жест. Пожиратель только распахнул глаза и тут же рухнул на землю, потеряв сознание.
— Мисс Поттер, вы хоть понимаете, что делаете? – прошипел Снейп ей на ухо, уже разобравшись с остальными.
— Да, - кивнула девушка, накладывая на обездвиженных или бессознательных пожирателей связывающие чары. Снейп в свою очередь поставил на эту кучу отталкивающие чары, чтобы их по возможности не освободили. Он усмехнулся, услышав, как Белла, скинувшая Ступефай, шипит.
— Так попасться этой малолетней идиотке. И кому? Мне.
— Ничего, Белла, тебе полезно узнать, что ты не так уж и хороша в боевой магии, - бросив на женщину презрительный взгляд, сказал зельевар и тут же ринулся вслед за своими студентами в самую гущу битвы. К сожалению, было понятно, что перевес сил пока на стороне Темного лорда.
— Вам не спастись, - заорал кто-то из Пожирателей. – Вас мало, и никто к вам больше не придет.
— Ну, это как посмотреть, - раздался громкий насмешливый голос в тылу врага. Часть Пожирателей обернулась, и уставилась в дула наставленных на них автоматов. – Ариведерчи, ребята, - помахал им ручкой Рей.
— ЛОЖИСЬ! – рявкнул, во всю мощь, Гарри. Студенты, привыкшие за этот год слушаться вот таких прямых приказов зеленоглазого парня, просто рухнули на землю. Пожиратели и авроры недоуменно на это посмотрели, но тут раздался стрекот и последняя линия Пожирателей рухнула как подкошенная.
— Пуля-дура, ей всё равно, маг ты или магл! – оповестил всех Рей прежде, чем вся эта команда испарилась, а Пожиратели пришли в себя.
— Антиаппарационный щит снят! - крикнула Индира. И тут стали раздаваться хлопки, оповещающие о прибытии подмоги, вот только была она со стороны врага.
— ТРОЛЛИ! – завопил кто-то.
— Я готов, – открыл Метт глаза. В них горело пламя.
— Самое время, - сказал Гарри. В рядах защитников началась паника. Гарри видел, что многие поглядывают на них с яростью и осуждением, ведь за все время битвы они ни разу не сделали, ни одного взмаха палочками. Метт вытянул вперед обе руки, ладони были сжаты в кулаки, но вот он их разжал. Несколько авроров, бывших рядом, отскочили в сторону. Это было понятно, не каждый день увидишь языки пламени, пляшущие на руках семнадцатилетнего парня. И тут начался ад, в прямом смысле. Огонь жидкой лавой побежал от ног Метта в направлении Пожирателей.
— Не стойте на пути! - рявкнула Индира. Кто-то из темных попытался затушить пламя, но ничего не получалось.
— Придурки, - процедил сквозь зуб Метт. – Это же не простой огонь.
Тот, кто не успел отскочить и оказался на пути огненной лавины, сгорели заживо, за считанные секунды. Огонь просто пожирал их. Но цель у него была одна – тролли. И, наконец, она достигнута. Над полем боя неслись яростные крики боли и ужаса. Битва на мгновение замерла. И Пожиратели, и авроры в ужасе смотрели на трех подростков. Но вот замешательство ушло, и все продолжилось. Только теперь к трем молодым людям уже целенаправленно направлялись Пожиратели, мечтавшие убить. Метт покачнулся.
— Хватит, - распорядился Гарри. Друг облокотился от него, восстанавливая силы.
— Слишком много, - простонал он.
— Щит скоро рухнет, - оповестила их Индира. Пожиратели кинулись к ним, но столкнулись с невидимой стеной, пройти которую не смогли, и теперь бросали в них проклятия, которые Гарри и Индира играючи парировали. Внушительный хлопок оповестил о прибытии новых сил, только вот теперь произошло в двух сторон. Мгновенно застрекотали автоматные очереди, снова вызывая панику среди Пожирателей. Дамблдор с удивлением смотрел на прибывших людей. Помощи он уже не ждал, но она пришла.
— Кто это? – прохрипела МакГонагалл.
— Не знаю, Минерва, но главное, они за нас, - сказал директор, снова включаясь в бой.
— Он здесь, - Гарри выпрямился. – Инди, опускай щиты, - Гарри стянул с себя перчатки, затем мантию, все это небрежно бросив на землю, туда же упала и рубашка. Многие с удивлением смотрели на его манипуляции.
— Что он делает? – Ремус удивленно смотрел на Гарри. Сириус резко обернулся и на мгновение замер. Юноша как раз снял носки и встал голыми ступнями на землю. По коже побежали мурашки, в голове загудело, он слышал каждый шепот, каждый звук. Гарри опустился на колени, прижал ладони к земле, повернул голову и взглянул на друзей. Индира опустилась рядом и положила свои ладони ему на спину, снимая все щиты с разума. Тоже сделал и Метт. Гарри как губка стал впитывать в себя чувства, эмоции, мысли всех, кто был рядом.
— Мало, - одними губами произнес он на грани слышимости. Индира подняла голову, оглядывая поле сражения. Ей сейчас приходилось держать щит точно над ними, чтобы никто не приблизился, но проклятия, в конце концов, могут попасть и в них.
"Миона, нам нужна помощь. Поставь тех, кто будет нас защищать, и пришли сюда обоих Уизли", - послала она сообщение девушке.
— Рон, Джинни, быстро к Гарри, - крикнула Гермиона, сама хватая Драко и Люциуса за руки. – Эрни, Луна, Нев, тащите кого сможете, Гарри нужна помощь.
— Что делать? – спросил Драко. Через всю левую щеку у него шел порез, из которого текла кровь.
— Не дать в них никому попасть, - сказала девушка. К ним присоединился Ремус. Сириус ожесточенно дрался на другом конце поля, помогая Вектор и Хуч. То и дело из леса слышались автоматные очереди. Маги с секретной базы применяли все свои знания и силы, чтобы биться и в тоже время защищать своих же людей, не обладающих магией, но и среди тех и других уже были жертвы.
— Рон, Джинни, положите свои руки на спину Гарри, - распорядилась Индира, глядя на подмогу. – БЫСТРО!
Эмоции заскользили к юноше быстрее, поглощая его всего. Тошнота стала подступать к горлу, в голове все замутилось, перед глазами стали появляться круги. Он сейчас был почти в том же состоянии, что и в первые дни, когда получил свой дар. Гарри специально доводил себя до того, что почти не мог контролировать свой дар, или проклятие. В данную минуту он считал это проклятием. Гарри всхлипнул, его жгли эти чувства, он уже не видел и не слышал ничего, кроме эмоций, почти затопивших его с головой. Лишь очень маленькая частичка сознания еще оставалась нетронутой. Юноша не видел и не понимал, что рядом с ним бьются друзья и родные, защищая его, что вокруг много Пожирателей, стремящихся их убить. Осталась лишь одна песчинка сознания, не провалившегося в бездну безумия. Гарри выпрямился и медленно встал на ноги. Джинни заглянула в его глаза и отшатнулась. В зеленых очах плескалось настоящее безумие. В голове была только одна мысль, повторяемая как мантра: "Надо найти Волдеморта. Надо найти Волдеморта". Глаза лихорадочно искали объект, перебегая с одного лица на другое. Тот, кто сталкивался взглядом с юношей, отшатывались, и не важно было аврор это или Пожиратель. Люциус сделал шаг в сторону Гарри, который шатаясь из стороны в сторону продолжал свой поиск.
— Не надо, - остановила его руку Индира. В ее голосе и глазах были только боль и горечь. Метт сидел на земле у ног Гарри, тихо постанывая, он был выкачан сначала собственной силой, а теперь еще и отдав все чувства и эмоции другу. Он только надеялся, что все будет хорошо. Наконец, зеленые глаза нашли того, кого искали. Волдеморт бился с Дамблдором, на равных. Ни один не мог достичь успеха.
— ТОМ! – крикнул Гарри. Его голос звучал странно, надтреснуто и как-то жутко одновременно.
— Чертов мальчишка! - тут же взревел тот. – ПОТТЕР, Я УНИЧТОЖУ ТЕБЯ!
— ТОМ, ЛОВИ МОЙ ПОДАРОК! И ПРОЩАЙ! – произнес Гарри. Объяснить то, что произошло дальше, никто не мог. Но люди вдруг стали падать на колени, словно их подминала под себя какая-то неведомая сила. Волна чего-то, все знали, что оно исходит от юноши с зелеными глазами, достигла Волдеморта. Нечеловеческий крик разнесся над полем битвы. Кто-то потерял сознание, кто-то плакал, держась за голову. Через всех людей проходила волна чувств, она была направлена только на один объект – на Темного Лорда, убивая его своей мощью. Тот катался по земле, не способный ничего сказать, только крик вырывался из его горла, но и он стих, когда порвались голосовые связки.
Гарри начал падать, но у самой земли был подхвачен Роном, который прижал к себе полуобнаженного парня. По щекам рыжего юноши струились безмолвные слезы. Над полем битвы стояла мертвая тишина, даже стонов не было слышно. Из зеленых глаз постепенно, капля за каплей уходило безумие.
— Узнайте, - еле слышно сказал он. Индира поднялась на ноги и, шатаясь, пошла к поверженному врагу. Она остановилась над безобразным телом, остекленевшие красные глаза смотрели в небо.
— Ты говорил, что чувства и эмоции ничего не могут сделать, - голос Индиры был слышан всем, кто находился рядом, на расстоянии десяти метров. – Ты был не прав. Они тебя убили. – Девушка подняла голову и закричала. – ВОЛДЕМОРТ МЕРТВ!
— Хорошо, - прошептал Гарри, на лице появилась улыбка.
— Гарри, - Джинни коснулась ладонью его щеки. Тихое, спокойное счастье – вот что уловил юноша. Но сейчас он был пуст, перегорел, и не известно, чем еще может закончиться его эксперимент.
— Безумец, мальчишка, - рухнул перед ним на колени Маркус и, обхватив его, прижал к груди. – Что же ты наделал?
— Я победил, - губы почти не слушались. Гарри перевел взгляд на Гермиону. Та тихо плакала. Они несколько секунд смотрели друг на друга. Метт и Индира положили одну руку на плечи Маркуса, а вторую – на Гарри. Гермиона улыбнулась сквозь слезы и одними губами прошептала: "Прощай". Тихий хлопок, и в воздухе повисли последние слова Гарри: "Отнесите меня домой". И все - их нет.
— Что? – Ремус дернулся вперед.
— Он ушел, - тихо сказала Гермиона. – Он ушел.
— Куда? – встрепенулся Рон.
— Домой, - Гермиона подняла заплаканное лицо.
— Ты знала, - Драко посмотрел ей в глаза. Гермиона кивнула.

Ретроспектива.
— Мион, можно с тобой поговорить? – Гарри серьезно смотрел на девушку. Та отложила книгу и встала, даже не задумываясь. С Гарри она была готова говорить всегда и везде.
— Куда мы идем? – спросила Гермиона, когда они поднялись под самый купол центрального шпиля замка.
— Увидишь, - улыбнулся Гарри и открыл незаметную дверь, выводя сестру на небольшую площадку, где уже сидели Метт и Индира.
— Ребята, что случилось? – насторожилась Гермиона.
— Закат, - указала рукой на солнце индианка.
— Красиво, - сказала девушка, но тут же добавила. – Если бы не было так страшно, - Гермиона посмотрела на армию, стоящую у стен Хогвартса, потом на разрушенный Хогсмид.
— Все восстановят, сестренка, - Гарри обнял ее за плечи.
— Очень на это надеюсь, если мы победим, - вздохнула девушка.
— Мы победим, - разом ответили ей все трое. Гермиона внимательно посмотрела на них, ее насторожил их вид.
— Ребята, что происходит? Вы словно прощаетесь, - ее передернуло.
— Я собираюсь воспользоваться своим даром-проклятием, - тихо сказал Гарри.
— Гарри? – Гермиона не совсем его понимала.
— Ты ведь понимаешь, что мне не будет здесь жизни, если я выживу в этой битве? – Гарри с легкой грустной улыбкой смотрел на девушку.
— Ты ведь не собираешься умирать?! – прошептала Гермиона, схватив брата за руки, и только тут поняла, что он без перчаток. По коже прошло тепло, а внутри стало так светло, что у нее на глаза набежали слезы. Она знала, что эти оба чувства исходят от Гарри, это он их ей передал. – Что ты собираешься делать?
— Я уйду, сразу по окончании битвы, - тихо сказал Гарри.
— Я... - Гермиона всхлипнула. – Я не хочу.
— Так надо, сестренка, - Гарри прижал девушку к себе. – Посмотри вниз. Это все надо остановить, и мы трое это можем сделать, но нужна помощь, твоя и остальных. Пока мы будем готовиться, вы начнете битву, а когда Он явится, я все закончу, уже навсегда.
— Гарри, - Гермиона вцепилась в него так, словно боялась, что он исчезнет сию же минуту.
— Отпусти меня, Миона, - Гарри грустно смотрел на нее. Гермиона понимала, что он говорит не о ее руках, вцепившихся в него. Он просит отпустить его совсем, дать ему уйти.
— Они не поймут, - тихо сказала она. – Они попытаются или посадить тебя, или поставить под полный контроль.
— Ты умная девушка, подруга, - улыбнулась Индира.
— Я когда-нибудь... - Гарри накрыл своей рукой ее губы и грустно покачал головой. Гермиона уткнулась ему в плечо и расплакалась.
— Мы уйдем сразу, как только битва закончится, - прошептал Гарри. – Я люблю тебя, Мион, но я не могу позволить тебе жить под постоянным прессом и наблюдением со стороны Министерства. Ты должна быть счастлива и не думать о том, что твоя семья из-за меня может оказаться в Азкабане или под домашним арестом. Будь счастлива и живи за себя и за меня.
— Я обещаю, - подняла заплаканное личико девушка. – Я буду, назло им всем и ради тебя. Только не умирай. Я должна знать, что где-то там, пусть далеко, но бьется твое сердце.
Гарри лишь поцеловал девушку в лоб. Они просидели до самого утра, больше не было сказано ни слова. Они встретили рассвет и увидели, как Пожиратели начали давить на щиты.
— Пора в замок, - прошептал Гарри. – Скоро все закончится.
Конец ретроспективы.

— Он ушел, - прошептала девушка. У нее осталась надежда, что он все-таки выживет. Гермиона понимала, что Гарри сделал это специально, чтобы не дать им знать, будет он жить или нет. Она хорошо помнила его поцелуй, который он запечатлел у нее после слов: "Только не умирай. Я должна знать, что где-то там, пусть далеко, но бьется твое сердце". – Мы будем жить долго и счастливо, за себя и за тебя, Гарри, - она произнесла эти слова так, словно давала нерушимую клятву. Гермиона повернулась к Люциусу и улыбнулась. – Люциус Абрахас Малфой, я согласна быть твоей женой сейчас и до скончания времен.
Малфой-старший опешил всего на секунду, а затем в его глазах появилось столько счастья, и он притянул левой рукой девушку к себе и поцеловал ее под приветственные крики находящихся рядом людей.
— Гарольд Джеймс Поттер должен быть немедленно заключен в Министерской тюрьме, - скомандовал появившийся на поле с характерным хлопком Руфус Скримджер.
— Руфус, вы слишком много на себя берете, - холодно заявил Дамблдор.
— Темная магия карается законом, - пафосно заявил министр. Гермиона высвободилась из объятий Люциуса. На ее лице застыла ледяная маска, которая делала честь всему роду Малфоев. Рон поежился, такой подругу он не видел никогда.
— ОТВАЛИТЕ, - прогремел ее голос, заглушая все возмущенные вскрики. Руфус уставился на ледяную фурию и тоже поежился. – ВЫ ПОЛУЧИЛИ МЕРТВОГО ВОЛДЕМОРТА? ПОЛУЧИЛИ! ВАМ НУЖЕН БЫЛ МИР? ВЫ ЕГО ТОЖЕ ПОЛУЧИЛИ! ОСТАВЬТЕ ГАРРИ В ПОКОЕ!
— Мисс Грейнджер, - начал Скримджер, придя немного в себя.
— Леди Поттер, к вашему сведению, - холодно отпарировала девушка, впервые на людях использовав свой титул и настоящее имя.
— Я не знал, что Поттер женился, - ляпнул Перси, мельтешащий за плечом министра.
— Идиот, - фыркнула Джинни.
— Вы мне угрожаете? – тем временем продолжил министр.
— Предупреждаю, - сказала Гермиона.
— А я угрожаю, - раздалось за спиной министра. Все оглянулись на голос. Там стояла группа из десяти человек, на всех лицах было выражение брезгливости.
— Вы кто? – Скримджер никак не мог сопоставить эту группу с чем-то хоть мало-мальски ему знакомым.
— Это не важно, - Рей вышел вперед, а это был именно он. – А теперь запомни, хлыщ. Я повторю только единожды. Забудь о Гарри раз и навсегда. Если в прессе или на каком-нибудь углу скажут хоть слово худое о Гарри, ты окажешься на кладбище в сосновом гробу с дыркой в голове, - Рей молниеносно вскинул руку, и раздался выстрел. Скримджер подпрыгнул на месте, когда рядом с его ногами фонтаном взорвалась земля. – Во всем, что будет сказано о Гарри, будешь виноват ты. А я тебя достану из-под земли. И запомни, пуле все равно, кто ты, маг или маггл, она просто летит и убивает сразу, как и твоя Авада, - новый выстрел, и с головы министра слетел котелок, продырявленный точно посередине. – Запомни это.
— Арестуйте их, - истерично вскрикнул Скримджер. Молниеносно появились магические щиты, скрывшие всю группу, и тут же ударили автоматы. Пули спокойно проходили сквозь магическую преграду и взрывали землю, заставляя остановиться особо ретивых, правда таких было не так уж и много.
— Не стоит, министр, - холодно произнес Тавиар, вставая рядом с Реем. – Мы слов на ветер не бросаем.
— Вас найдут! - закричал тот в ярости.
— Нельзя найти то, чего нет, - и с этими словами пришельцы, как их окрестили защитники, исчезли, аппарировав с поля боя. Попытки проследить их путь ни к чему не привели. Конечной точки аппарации просто не было.
— Советую прислушаться, - спокойно сказала Гермиона. – Большая часть мертвецов Волдеморта, лежащая на этом поле и в лесу, принадлежит рукам этих людей. Я бы не стала становиться врагом людей, о которых вообще ничего не известно.
Сколько бы Скримджер не пыхтел, было видно, что большинство согласно с тем, что надо оставить Героя в покое, тем более, судя по словам многих, возможно, он вообще не выжил. А еще было совсем не понятно по поводу этой леди Поттер, но это можно выяснить и потом, все-таки победа, Волдеморт мертв, теперь уже навсегда.
Закат своим багрянцем осветил поле боя. Земля приняла в себя кровь защитников и нападающих. Она долго будет помнить этот день, годами, столетиями, пока ее не скроет под собой смех детей. Эта битва закончилась, и люди будут помнить, кто помог им выиграть этот последний, решающий бой.
Гермиона стояла рядом со своим будущим мужем, и устало смотрела на мертвые тела. Рядом стояли Драко и Луна, держащиеся за руки, чуть впереди Джинни плакала, уткнувшись в плечо Невилла, Рон сидел на земле на том же месте, где совсем недавно обнимал угасающего Гарри. Они все выросли, слишком быстро, слишком страшно. Вот Ремус, прижимающий руку к боку, из которого хлещет кровь. Вон там стоит Сириус, в волосах появилась седина, которой не было в начале боя. Там, дальше, Джордж помогает Фреду, нога явно сломана. А там, чуть в стороне, лежит Нимфадора Тонкс, ее ярко-розовые волосы, словно вызов всему, но глаза пусты. Эта девушка больше не будет донимать всех своей неуклюжестью. Эрни и Сьюзен как бились спина к спине, так и умерли вместе, проколотые чьим-то клинком...
— Сколько смертей, - прошептала Гермиона.
— Мы будем их всех помнить и жить за себя и за них, и за Гарри, - тихо сказала Луна.
— Мы будем жить, - раздалось несколько голосов, и сам ветер понес эти слова по земле. – МЫ БУДЕМ ЖИТЬ!

@темы: Дар или проклятие

URL
   

Дневник Linnea

главная