16:34 

Дар или проклятие. Глава 9

AliLinnea
Глава 9. Первый день, как задел на будущее.

Дамблдор, мягко говоря, не знал как реагировать на все произошедшее на приветственном пиру. Он, всегда способный различить любую ауру и по ней узнать человека, второй раз в своей жизни ошибся. Сначала не сумев узнать в Гермионе Грейнджер отпрыска древнего рода, а затем сегодня, да сегодня, так как пир закончился далеко за полночь, не узнал Гарри. Мальчик изменился и очень сильно. Как внешне, так и внутренне. Директор к тому же столкнулся с прекрасным стратегом, умеющим давать ответы, не отвечая на вопрос. Дамблдор встретил достойного противника и был рад, что этот человек на его стороне, как он считал.
Дамблдор встал из-за своего стола и прошел по кабинету, вспоминая это собрание, так внезапно возникшее.

Ретроспектива.
Преподавательский состав покинул Большой зал задолго до конца пира, мечтая получить ответы на свои вопросы. До директорского кабинета они дошли молча, хотя Дамблдор и видел, какие взгляды на мистера Верлея бросают Блек, Люпин, Малфой и Снейп. В кабинете все расселись на свои места, как это обычно было на педсоветах, только Снейп остался подпирать стенку. Директору захотелось закатить глаза, ему просто на просто надоел этот детский сад в исполнении взрослого человека, который никак не мог отпустить прошлое и начать жить.
— Мистер Верлей, я хотела бы знать, что все это значит? – первой начала разговор гриффиндорский декан.
— Что именно? – спокойно спросил Тавиар. Дамблдор был удивлен спокойствием, которое излучал Сириус, хотя именно от него ожидал сейчас нападок на нового профессора.
— Я говорю о Гарри Поттере, - сердито зыркнула на мужчину МакГонагалл.
— Вы хотели сказать Гарри Марвела? – уточнил Тавиар.
— Эмм, вы в курсе? – Сириус пристально смотрел на мужчину.
— В том, что Гарри Поттер не сын, а племянник Джеймса и Лили? Да, в курсе. Нам понадобилось время на выяснение, но не сказал бы, что очень много, - ответил Тавиар.
— Как Гарри оказался у вас? – подал голос Ремус. Его действительно интересовало именно это.
— Мы познакомились два года назад в США, - Тавиар оглядел собравшихся.
— В США?! – раздались удивленные возгласы.
— Да, - кивнул Тавиар. – Мальчик мне очень понравился. Перед поездкой сюда мы оформили опекунство, поскольку никто не искал его.
— Но вы же знали, что это Гарри Поттер, - с обвинением в голосе произнесла профессор Спраут.
— Да, знал, - кивнул Тавиар.
— И не сообщили в Англию? – изумленно воскликнул Флитвик.
— А зачем? – Тавиар внимательно оглядел всех.
— Как это? Здесь его все любят, мы так переживали, - вклинилась в разговор профессор Вектор.
— Никто не видит за моим именем меня, - четко и чуть повысив голос, произнес Верлей. Сириус сжал кулаки, губы сжались в тонкую линию. Он мгновенно понял, что именно сказал только что мужчина и даже понял, что это обвинение и в его сторону тоже. Он не раз давил на Гарри тем, что сравнивал его с Джеймсом, ни разу не увидев действительно за именем Гарри Поттера самого Гарри. Был мальчик – сын лучшего друга, слишком сильно внешне похожий на Джеймса. Все это Сириус давно уже понял и не раз винил себя в тупости. Знал он и то, что Ремус то же обвинял себя в податливости и не способности, как надо, помочь мальчику. Они оба оказались слишком зажаты обстоятельствами и не смогли через них перешагнуть и дать мальчику то, что ему действительно требовалось. Одного взгляда на этого, нового Гарри, Сириусу было достаточно, чтобы понять: Тавиар Верлей оказался лучшим крестным, отцом, другом для мальчика, чем они все вместе взятые. Именно по этой причине он сейчас не рыпался и не лез в бутылку, хотя все и ожидали от него таких действий. Он мог быть импульсивным, но очевидные факты видел и понимал, когда надо.
— Что вы хотите сказать этим? – МакГонагалл подозрительно посмотрела на Тавиара.
— Это не мои слова, - покачал тот головой.
— Это сказал Гарри, - утвердительно произнес Сириус. Снейп фыркнул и тут же кривился, как всегда, не способный перешагнуть через свои обиды и стереотипы. Блек бросил на него взгляд, полный жалости и какого-то пренебрежения.
— Да, эти слова он мне сказал через месяц нашего знакомства, - кивнул чему-то Тавиар.
— Мы знаем, что его родственники поместили Гарри... - начала Спраут.
— В сумасшедший дом, - закончил за нее Верлей. – Я в курсе. Но, похоже, Гарри достался прекрасный врач. Насколько я понял он погиб почти сразу по прибытии в США. Подробностей мы выяснять не стали.
— Что с Гарри? – задал вопрос Сириус, успев подать голос раньше всех. Директор посмотрел на Блека чуть укоризненно, так как тот помешал именно ему.
— Не советую прикасаться к нему, особенно к открытым участкам кожи, - только и ответил Тавиар, затем добавил. – В связи с этим из расписания Гарри надо убрать гербалогию, УЗМС и зельеварение.
— Но эти предметы необходимы для обучения на аврора, - воскликнула МакГонагалл одновременно с презрительным фырканьем Снейпа, который, на удивление, еще не выдал ни единой реплики.
— И? – Тавиар приподнял бровь.
— Гарри мечтал стать аврором, - пояснила гриффиндорский декан.
— Гарри МЕЧТАЛ стать аврором? Или его целенаправленно ПОДТАЛКИВАЛИ к тому, чтобы он СТАЛ аврором? – с легкой насмешкой поинтересовался Тавиар.
— Зельеварение ему необходимо, - заявил директор, наконец, вступив в разговор.
— Может быть, - кивнул Тавиар. – Но в Хогвартсе эти три предмета он изучать не будет.
— И что же он будет изучать вместо них? – ядовито поинтересовался Снейп.
— Древние руны, Нумерологию и углубленную астрономию, - спокойно ответил Тавиар. Что-то странное мелькнуло в глазах зельевара.
— Гарри никогда не изучал этих предметов, - сказал Дамблдор.
— Он не изучал их в Хогвартсе, - напомнил Тавиар. – Не забывайте, его здесь не было два года.
— Он не сдавал СОВ, - заявил категоричным тоном Снейп.
— Кто вам такое сказал? – усмехнулся Верлей и положил перед директором официальный оценочный лист по СОВ, подписанный комиссией отдела образования магической части США. Дамблдор пробежал глазами по оценкам, затем еще раз, потом еще и только после этого поднял на Верлея взгляд голубых глаз из-за очков-половинок.
— Гарри сдавал СОВ в Министерстве магии США? – уточнил он. Тавиар кивнул, прекрасно понимая, куда клонит директор, и следующий вопрос подтвердил его догадку. – И никто из них не сообщил в Англию?
— А вы считаете, что все страны так уж хорошо относятся к Англии? – вопросом на вопрос ответил Тавиар. Люциус сидел с легкой усмешкой на губах. Ему нравилось, как Верлей парирует все вопросы, при этом ничего не раскрывая, но в то же время, ставя свои условия. Лист с оценками стал кочевать от одного преподавателя к другому. Наконец, он достиг и Снейпа.
— И кто же проверял у Поттера зелья? – ехидно осведомился он, глядя на "Превосходно".
— А может, ему просто не повезло с преподавателем в начале процесса обучения? – парировал Тавиар.
— Он неуч, - безаппеляционо заявил зельевар.
— Неужели? – недобро усмехнулся Верлей. – Хотя вам не грозит узнать, насколько вы правы или нет. Гарри учиться в вашем классе не будет все равно.
— Вот и прекрасно, - фыркнул Снейп. – Если это все, мне еще надо проверить своих студентов, - после чего кивнул всем и вышел из кабинета.
— Мда, Гарри несколько преуменьшил, когда описывал этого человека, – сказал Тавиар, задумчиво глядя на закрытую дверь.
— Студенты все выяснят у Гарри сегодня же, - хмыкнула мадам Хуч.
— Сомневаюсь, - покачал головой Верлей. На удивленные взгляды некоторых преподавателей, не слышавших, что именно он сказал юноше в Большом зале, Тавиар пояснил. – Некоторое время Гарри поживет в моих апартаментах.
— Так все-таки, что с ним? – вернулся к своему вопросу Ремус.
— А что с ним? – Тавиар посмотрел на оборотня.
— Наглухо застегнутые вещи, перчатки на руках, которые он так и не снял, - Люпин пристально посмотрел на нового преподавателя.
— Я могу только повторить: не касайтесь его, особенно обнаженных участков кожи, - сказал Тавиар. Было понятно, что больше он ничего не будет объяснять. Мужчина же прекрасно чувствовал, насколько подобный расклад не по душе директору. Тот с первой минуты, как осознал, что в Хогвартс вернулся Гарри, начал строить планы, а сейчас все они рушились под градом ярого заступника мальчика. Тавиар ни за что не подставит юношу под удар и не позволит его использовать. В Англию они приехали разобраться с прошлым Гарри, но разобраться вместе. Мужчина знал, что если появится хоть малейший шанс вывести юношу из игры, он это сделает.
Постепенно разговор утих, так как стало понятно, что больше Тавиар не даст никаких подробностей. Ничего не оставалось, как распустить собрание.
Конец ретроспективы

— Что ж, посмотрим, - решил директор под утро. Он все время просчитывал все, и сейчас, когда добился доверия от Гермионы и тех, кто с ней связан, опять начал строить свои планы, обдумывать стратегии. Появление нового игрока на поле, а также возвращение старого требовали корректировки. Но в то же время Дамблдор понимал, что ошибаться так, как уже было, он не имеет права. Эту войну надо было закончить, и цена сейчас не имеет значения, даже если будут гибнуть дети. Он прекрасно понимал, насколько это аморально, но магической Англии нужен был отдых, и если дети могут помочь этого достигнуть, что ж, так тому и быть.
На завтрак Дамблдор явился одним из первых, вспомнив, что вчера не сделал никаких объявлений, что и решил исправить за завтраком. Преподаватели к началу завтрака были в полном составе. Блек и Малфой о чем-то тихо переговаривались с Верлеем. Люпин только прислушивался к их разговору. Снейп сидел с самого края с другой стороны стола, и периодически бросал на четверку полные ярости взгляды. Минерва МакГонагалл спокойно попивала чай, изредка отвечая, на разглагольствования Флитвика. Студентов почти не было, кое-кто сидел за столом Райнвекло, пара человек в Слизерине, одним из которых был новый староста, и трое за гриффиндорским – Невилл, Гермиона и Драко, который, похоже, решил прописаться здесь. Они о чем-то перешептывались. Директор чуть надавил на щиты и тут же отступил. Все трое держал блок отменно. Если Невилла и Гермиону он учил сам, то Драко стал для него сюрпризом, как и то, что он не нашел лазейки у двух первых, хотя сам ее и создал. Похоже, кто-то летом позанимался с ребятами. Дамблдор взглянул на Люциуса и Сириуса, прекрасно зная, что у обоих были способности к ментальной магии. Да и в защите Гермионы появилось что-то новое. Директор стал внимательно наблюдать за девушкой. "Перстень! Как же я его сразу не заметил?" – на пальце Гермионы блестел родовой перстень Поттеров, а это объясняло многое, но не все. Оставив разгадку этой задачки на потом, Дамблдор устремил свой взгляд на вход как раз тогда, когда там раздался шум. В зал ввалилась смеющаяся троица в лице Метта, Индиры и Гарри. Сейчас юноша выглядел до невозможности счастливым, что не ускользнуло ни от студентов, ни от преподавателей. Гарри смеялся искренне и от всей души. У всех троих волосы были мокрыми, как и одежда, словно они купались в озере.
— Поттер, ты никак решил свалиться в озеро? – поприветствовал его насмешливый голос Драко.
— Ты почти угадал, Малфой, - весело ответил Гарри. – Только мы туда не свалились, а очень даже намеренно прыгнули.
— В одежде что ли? – удивленно воскликнул блондин.
— Нет, мы просто забыли полотенца в комнатах, как и палочки, так что пришлось натягивать одежду так, - сказал Метт.
— Как это забыли палочки? – удивилась Гермиона. – А если бы на вас напали?
Реакция тройки поразила всех, кроме Тавиара. Ребята так расхохотались, что у Метта и Индиры побежали слезы.
— Хотел бы я посмотреть на того, кто отважиться на нас напасть, даже когда мы без палочек, - расплылся в ядовитой улыбке Метт.
— Почему? – удивился Невилл. Ребята уже устроились рядом с двумя гриффиндорцами и примкнувшим к ним слизеринцем.
— И где это, тебя носило, два года, Потти? – явно копируя Малфоя-младшего, протянул явившийся в зал Теодор Нотт. – Что, прятался, кишка тонка стала...
Нотт вдруг закашлялся и схватился за горло. Ему стало не хватать воздуха. Было ясно, что никто магией не пользовался. Ее в Большом зале почувствовали бы. Индира с улыбкой разжала кулак, и тут же слизеринец рухнул на колени. Девушка, мило улыбаясь, продолжила беседу с Гермионой, которая, также как и Драко с Невиллом были удивлены спокойствию, которое проявили Гарри и его друзья.
— Потти, - отдышавшийся Нотт пошел в новую атаку. Индира повернулась на скамейке и посмотрела на слизеринца, окинув его оценивающим взглядом.
— А говорят, что в Слизерине учатся те, кто сто раз подумает, прежде чем идти в лобовую атаку, - задумчиво произнесла девушка, а затем, фыркнув, вынесла вердикт. – Ошибаются.
Понять, что его только что оскорбили в завуалированной форме, Нотту не удалось, а вот стоящий рядом Блейз Забини все прекрасно понял, так же как и холодные глаза индианки, ему сказали довольно много. Черноволосый юноша поежился, ощутив себя мышью, с которой играет кот, причем играет лениво. Видел он и то, насколько спокоен Поттер, у того даже спина не напряглась. "Что вообще происходит? – задумался слизеринец. – Поттер жутко изменился, стал прям красавцем, очков нет, одежда модная и стильная, подчеркивает все достоинства фигуры. Где он был эти два года, что так изменился? А эти перчатки? Кстати, на пальце то ли перстень, то ли кольцо, но оно надето под перчатки. Что с ним случилось? Почему он так изменился?"
— Мистер Нотт, - лениво произнес Тавиар, глядя на распоясавшегося слизеринца, которому даже присутствие всего преподавательского состава не мешало устроить сцену. Нотт повернулся к Верлею и уставился на него с наглой усмешкой. Тавиар спокойно встретил этот взгляд, а затем задал вопрос, который ввел в ступор почти всех студентов. – Вы к кому сейчас обращались, называя его Потти или Поттер?
— К нему, - ткнул пальцем Нотт в сторону Гарри, затем презрительно добавил. – К этому полукровке.
— Во-первых, чистокровные так себя не ведут, им манеры прививают с самого рождения, а показывать пальцем на кого-то – это верх неприличия, - менторским тоном начал Тавиар. – Во-вторых, я точно знаю, что этого юношу зовут не Потти и не Поттер, а в-третьих, - не обращая внимания на изумленные возгласы, продолжил Верлей. – Не стоит бросаться обвинениями в полукровстве в сторону чистокровного волшебника в тридцать втором поколении.
Все звуки в зале словно выключили, а потом снова включили. Студенты смотрели на Гарри, который спокойно поглощал свой завтрак, не реагируя вообще никак на происходящее.
— Ты где так научился себя контролировать? – наклонился к нему Драко.
— У меня были хорошие наставники, - улыбнулся в ответ Гарри. – И потом, идиотов на свете много, а я такой один. В конце концов, посмотрят-посмотрят и отстанут, надоест ведь, особенно когда не реагируют на твои поползновения.
— Мда, Поттер, что с тобой произошло? И куда ты вообще дел нашего Золотого мальчика? – задумчиво поглядывая на Гарри, спросил Драко.
— Золотой мальчик остался в далеком прошлом, Драко, - серьезно ответил зеленоглазый юноша.
— Что ж, я – Драко Малфой, - блондин протянул руку. Гарри спокойно, без всяких колебаний и сомнений, ее пожал.
— Гарольд Джеймс Поттер-Марвел, обычно пишется как ПиМарвел, - усмехнулся под конец юноша.
— Приятно познакомиться, - улыбнулся Драко.
— Это же Малфой, - прошипел Рон. Уизли и остальные уже успели усесться за стол.
— И что? – Гарри повернулся к своему бывшему или не бывшему другу, сейчас трудно было определиться, поскольку ему необходимо было заново налаживать отношения.
— Это Хорек! – настаивал Рон, правда, хоть не орал на весь зал. Гарри демонстративно огляделся вокруг, затем посмотрел на рыжего парня.
— Где? – удивленно спросил Гарри. Гермиона прыснула в кулак, Невилл тоже не смог удержаться. Метт и Индира лишь насмешливо поглядывали на Рона. Друг им абсолютно точно описал рыжего парня, так что даже не сомневались в его дальнейших действиях.
— Как ты не понимаешь? Его семья... - начал распаляться Рон.
— Стереотипы, - бросил Гарри, прерывая рыжего. – Неужели, так трудно отбросить многовековую вражду, которая непонятно с чего началась? Почему, если ты Малфой, то обязательно враг?
— Так было всегда, - заявила Джинни.
— И? – надавил голосом Гарри, но его не поняли. Юноша покачал головой и произнес что-то на странном красивом языке. Гермиона нахмурилась. Индира покачала головой и ответила на том же языке.
— Что это за язык? – спросила Гермиона.
— Майя, - Метт оторвался от завтрака.
— Слушай, сколько в тебя влезает? – не удержался Невилл, который последние полчаса периодически возвращался взглядом к Метту, а тот с момента появления еды на столе все ел и ел.
— Да, действительно, - поддержала Невилла Гермиона. – Ты, по-моему, даже Рона уже перещеголял.
— Его невозможно накормить, - усмехнулась Индира. – Мы однажды с Реем ездили на пикник, взяли двадцать килограммов мяса для шашлыка, - Индира не заметила странных взглядов, брошенных на нее гриффиндорцами, и продолжила свой рассказ. – Так из них пятнадцать, слопало это недоразумение, зовущееся Меттом.
— Неправда, - оторвался тот от своей тарелки, снова заполненной очередной порцией яств.
— Правда, правда, - усмехнулся Гарри. Метт обиженно засопел и запихал в рот полную ложку творожной запеканки, чем вызвал смех за столом.
— Мы рады видеть тебя, Гарри, - улыбнулась Лаванда, покосившись на Индиру. Индианку побаивались. Та устроила после пира разбор полетов в гриффиндорской гостиной и четко дала понять, что следует делать, а что нет, а также в переносном смысле повесила на Гарри табличку: "ЗАНЯТО".
— Спасибо, - улыбнулся тот, но улыбка вышла немного кривой.
— Ты в порядке? – расслышала Гермиона вопрос Индиры, предназначенный Гарри. Тот кивнул, но потер висок, словно у него болела голова. А это действительно было так. Юноша ловил все потоки эмоций и чувств, даже от профессоров. Хотя все щиты были на месте, но такое количество детей, не способных закрываться, нанесли немало трещин на защиту.
— Гарри, - на плечо юноше легла рука Тавиара. Тот повернул голову, чтобы встретиться с наставником взглядом. И Гермиона, и Драко увидели, какой замученный был у юноши взгляд.
— Да, профессор? – отозвался Гарри.
— Ты уверен? – спросил Тавиар.
— Если не получится, то... - Гарри горько улыбнулся.
— Если, то сразу, - было видно, что профессор Верлей обеспокоен. Никто не понял разговора мужчины и юноши, кроме Индиры и Метта. Тавиар уже окинул всех взглядом и протянул ребятам пергаменты. – Ваши расписания, и уроки начнутся через десять минут.
— Спасибо, сэр, - Драко взял расписания и удивленно посмотрел на мужчину. Сверху лежало расписание, подписанное на его имя. Остальные тоже были именными. Такое происходило в стенах Хогвартса впервые.
— В чем дело, мистер Малфой? – Тавиар смотрел на светловолосого слизеринца.
— Они подписаны, - вымолвил юноша.
— Да, у седьмого курса такие расписания, это новшества, - снизошел до объяснения Тавиар. – Жду вас у себя. Первый урок у Вас сегодня мой. Разрешаю даже опоздать на пять минут, чтобы вы могли пойти собрать свои сумки.
Студенты быстро исчезли из Большого зала. Дамблдор спохватился только тогда, когда большая часть студентов уже скрылась. Он так и не сделал объявлений.
Без одной минуты девять все студенты Гриффиндора и Слизерина стояли перед кабинетом ЗОТИ. Никто не хотел опоздать, не зная, что представляет собой новый профессор.
— А какой он? – спросил Невилл, мотнув в сторону кабинета головой.
— Ой, Лонгботтом, откуда им знать-то? – хмыкнула Паркинсон.
— Хотя бы оттуда, что он наш опекун, - елейным голоском выдала Индира, при этом у нее на лице была такая улыбка, что слизеринка решила от греха подальше скрыться за спинами своих товарищей. Те, кто еще не знал этой новости, удивленно посмотрели на троицу, особенно на Гарри.
— Я думал, твои опекуны магглы, - произнес Дин Томас.
— Были, - ответил Гарри и повел плечом, как бы говоря, что дело прошлое и давно забытое.
— А как это ты стал чистокровным? Насколько я помню, твоя мамаша – грязнокровка, - снова подал голос Нотт. Никто не успел отреагировать, когда спина и голова Теодора встретилась со стеной, а его горло было захвачено в мертвые тиски правой руки Метта. В глазах юноши был написан приговор слизеринца.
— Мистер МакКалаген, минут двести очков с Гриффиндора за нападение на другого студента, - лениво произнес Тавиар, появляясь из тени около кабинета за спиной гриффиндорцев. Слизеринцы довольно ухмыльнулись, но тут же застыли, поскольку профессор продолжил: – Мистер Нотт, минус десять очков со Слизерина за оскорбление студента. А сейчас, все марш в класс.
Как обычно все расселись на два фронта – с одной стороны кабинета слизеринцы, с другой – гриффиндорцы. Тавиар насмешливо оглядел их.
— Сегодня я посмотрю на ваш уровень знаний и умений, после чего составлю то расписание занятий, которое подойдет для вашего курса, - Верлей оглядел класс. – Мистер МакКалаген, мистер Марвел, на середину классу.
Студенты стали оглядываться, ища этого самого Марвела, и тут же во все глаза уставились, когда встал никто иной, как Гарри Поттер.
— Марвел? Он же Поттер? – послышались шепотки, причем и со стороны слизеринцев тоже.
— Мистер Нотт, я же вам уже говорил в Большом зале, что у этого юноши несколько другая фамилия, - Тавиар посмотрел на слизеринца, а затем добавил, добив всех. – С самого рождения.
Семикурсники удивленно переглядывались, но многие обратили внимание на то, что Гермиона и Драко лишь улыбались, что говорило о том, что они в курсе этого странного события, как и Невилл и, пожалуй, еще Уизли, недовольно сопящий между Симусом и Дином, поскольку Гермиона села рядом с Драко и Невиллом, вернее, между ними.
— Дуэль простерио, - сказал Тавиар и отошел к своему столу, установив вокруг двух юношей барьер. Профессор посмотрел на учеников. – Следите внимательно. Дуэль состоит из тех заклинаний, которые вы должны уметь к этому году выполнять на автомате, а также использовать в связках, в том числе и невербально. Да, мисс Грейнджер? – Тавиар увидел поднятую руку девушки, при этом проигнорировав слизеринцев, закативших глаза.
— А что это за дуэль? – спросила Гермиона. Ей было немного стыдно, но она никогда не слышала и не видела даже упоминания об этом термине.
— Простерио – это основной уровень знаний в дуэльном кодексе, как раз приравнивается к тем знаниям, которые вы получаете к седьмому курсу. Означает – простой, обычный, - пояснил Тавиар. – На уроках дуэлей вам бы должны были это объяснить.
— Простите, сэр, но у нас уроки дуэлей ввели только в прошлом году, и они проходили лишь раз в неделю, - сказала Гермиона.
— Хмм, что ж, поговорю с профессором Блеком, и мы подумаем, что можно сделать с таким пробелом в вашем образовании, - кивнул Тавиар. – А сейчас вернемся к нашей дуэли. Я попрошу вас всех внимательно следить за действиями обоих дуэлянтов. Гарри, Метт, прошу вас все делать на обычной скорости, чтобы все увидели, что они должны будут показать мне к концу урока. Приступайте.
Оба юноши по всем канонам дуэлей поклонились. Обе палочки смотрели под углом сорок пять градусов вниз, что означало без членовредительства и увечий. Снова поклон и тут же в Гарри полетел красный луч невербального заклинания. Юноши обменялись серий одиночных невербальных заклинаний. Гермиона смогла опознать все, как оказалось чуть позже, Драко и Невилл тоже.
— Не только невербальные, - напомнил юношам Тавиар. Парни использовали весь комплекс простейших заклинаний, изучаемых до четвертого курса, но в таких цепочках, что Гермиона даже стала привставать со стула, и только наличие рядом Драко и Невилла не дало ей вообще выскочить из-за стола. Тавиар наблюдал за девушкой с интересом, видел в ней очень сильный потенциал, как и в двух ее товарищах. Но у темноволосого юноши явно магический потенциал был загублен, хотя еще не совсем, можно было попробовать исправить ситуацию. Тавиар сделал себе в уме пометку заняться Невиллом в первую очередь. Скорость дуэли стала увеличиваться.
— Прежняя скорость, - объявил мужчина, усмехнувшись и понимая, что для его мальчиков это как орешки хлопать, даже не тренировка, а так, игра. – Все, закончили.
Барьер упал, явив взору спокойно дышащих парней, у них даже пот не появился на лбу.
— Обоим по десять очков за прекрасную демонстрацию, - объявил Тавиар. – А сейчас я разобью вас на пары, и вы продемонстрируете свои навыки. Не калечить, увечья не наносить, иначе тут же загремите на отработку. Мисс Арушвати, вы станете в пару с мисс Грейнджер. Ваша задача посмотреть на потенциал и возможности вашего партнера, и только защищаться. Мистер МакКалаген в пару к мистеру Лонгботтому, задача та же. Мистер Марвел и мистер Малфой, то же самое, - пока Тавиар назначал другие пары, эти трое уже приступили к выполнению задания. Гарри лишь применял щиты или уворачивался от лучей, оценивая умение Драко в боевой магии. Результат получался не ахти. Драко довольно неплохо владел знаниями, но вот конструктивно их применить на практике не мог, кое-какие заклинания не получались невербально. У Гермионы дела шли неплохо, у Невилла тоже неплохо. За десять минут до конца второго урока, ¬– они даже не заметили, что был перерыв, – Тавиар остановил всех и устроил небольшой разбор.
— Что ж, надо сказать, что я недоволен вашими знаниями и способностями. С такими данными вам только в огородах копаться, и то если выращивать морковь, правда, не уверен, что у всех вырастит. Могу отметить только мисс Грейнджер, мистера Уизли, мистера Лонгботтома, мистера Малфоя, мистера Забини. Эти студенты получают по десять очков в копилку своего факультета. Остальными я просто разочарован, хотя и могу сделать вам скидку на то, что у вас каждый год были новые преподаватели. Более того, уверен, что многое вы почерпнули, в основном, в прошлом году, поскольку у вас появился компетентный преподаватель, да еще заметны знания с третьего курса. На этом все. Гриффиндор стоит по своим умениям выше, поскольку, как я знаю, в позапрошлом году у них был целый клуб, где они занимались. Что ж, должен сказать, что программа у нас будет усиленной и сложной, так как с такими знаниями ТРИТОНЫ по ЗОТИ вам не сдать. А сейчас свободны, - закончил свою речь Тавиар за секунду до звонка. – Гарри, Драко, задержитесь, - остановил он двух студентов.
Драко удивленно посмотрел на профессора, но подошел к столу и остановился. Гарри же сел на край стола, чуть улыбаясь.
— Как ты? – спросил Тавиар, глядя на зеленоглазого брюнета.
— Сносно. Когда мало народу, терпимо, а сейчас было все в порядке, я был сосредоточен только на Драко, - ответил Гарри. Драко переводил взгляд с одного на другого, не совсем понимая, а что он-то тут делает.
— И что скажешь о Драко? – поинтересовался Тавиар.
— Потенциала хоть отбавляй, но он совершенно не используется. Драко не создает цепочек, может, но не делает. К тому же у него не все эти заклинания отработаны невербально, не хватает скорости, - выдал отчет Гарри. Драко стал пунцовым, но не от ярости, а от стыда. Конечно, он понимал, что до уровня Гарри и Метта ему как до луны.
— Сколько тебе понадобиться времени, чтобы вывести его на должный уровень? – спросил Тавиар у Гарри, у Драко глаза полезли на лоб.
— Ммм, если заниматься ежедневно часа по два, то месяца за три, это не считая уроков ЗОТИ, но Драко придется отказаться от квиддича и других дополнительных занятий, - немного подумав, сказал Гарри.
— Драко? – Тавиар посмотрел на пораженного блондина. Юноша не сразу понял, что именно у него спрашивают.
— А?
— Ты согласен позаниматься с Гарри боевой магией? – уточнил Тавиар.
— Да, - кивнул, ошарашенный Драко.
— Квиддич? – Гарри с интересом посмотрел на блондина.
— Мне сейчас лучше не оказываться один на один со слизеринцами, - пожал тот плечами. – Да и играть без тебя не интересно.
— Даже так? – усмехнулся Гарри.
— Я и играть-то пошел только потому, что ты играл, - признался Драко.
— Что ж, надеюсь, вы сами решите, когда и где будете заниматься, а сейчас идите, - отпустил их Верлей.
Пока оба шли на нумерологию, которая как раз была у них третьим уроком, они успели обсудить этот вопрос и занятия должны были начаться уже сегодня, причем в комнатах Люциуса. Нумерология и чары прошли спокойно, только вот взгляды Рона нервировали Гарри, вернее, не столько взгляды, сколько излучаемые им эмоции. Пару раз кто-нибудь на переменах задевал Гарри, один раз даже проехался по его щеке. Гермиона видела, как моментально напряглись Индира и Метт при этом, да и сам Гарри не выглядел счастливым. Загадка пока оставалась загадкой. Последним уроком на сегодня у Гермионы, Драко, Метта и Индиры стояли зелья, у Рона и остальных гриффиндорцев УЗМС. Гарри оказался не у дел. Потоптавшись в коридоре, парень свернул в сторону кабинета ЗОТИ, где сейчас был урок у пятикурсников Райнвекло и Хаффлпаффа.
— Гарри? – спросил Тавиар, оглядев парня, стоящего в проеме дверей.
— У меня свободные два урока, - кивнув на расписание, ответил тот на невысказанный вопрос.
— Поможешь? – Тавиар кивнул на класс.
— С удовольствием, - улыбнулся парень. Ему действительно понравилось ассистировать на уроке своему опекуну. Два академических часа пробежали незаметно. Да и в присутствии Тавиара, который поддерживал щиты подопечного, Гарри успел прийти в себя. Юноша задержался у наставника после урока.
— Вы с Драко решили о времени занятий? – спросил Тавиар.
— Да, с шести до восьми ежедневно в комнатах его отца, - кивнул Гарри.
— Сам-то ты как? – мужчина присел рядом с парнем на парту.
— К середине дня тяжело держать щиты, - признался юноша. – Пока рядом Инди и Метт, еще нормально, но как остаюсь один, все сваливается.
— Сможешь адаптироваться? – обеспокоено спросил Тавиар.
— Я должен, иначе проживу всю жизнь в стерильной комнате, - произнес Гарри.
— Не переусердствуй, лучше уйди с урока, чем будешь себя мучить. Хорошо? – Тавиар внимательно посмотрел на парня. Тот кивнул. – На ужин в Большой зал или к нам?
— Лучше в комнаты, - признался юноша. – Я сейчас не хочу снова оказаться в потоке их эмоций и чувств. Всего должно быть в меру.
— Правильно, - улыбнулся Тавиар.
Конечно, все заметили отсутствие Гарри и профессора Верлея. Многие стали шептаться, пытаясь выяснить, что происходит. На обеспокоенный взгляд Гермионы Индира только улыбнулась и сказала, что все в порядке. Зелья прошли в обычном режиме, гриффиндорцы потеряли пятьдесят очков, половину из них по вине Индиры и Метта, которых оказалось не так просто задеть. Но даже с таким обвалом Гриффиндор был впереди. Снейп на ужине сидел с кислым выражением на лице. Еще бы – четыре превосходных зелья и три из них приготовили гриффиндорцы. Настроение было препоганое. Даже то, что четвертым был крестник, ничего не меняло.
— Ладно, мне пора, - встал Драко.
— Куда собрался? – Рон из-под бровей посмотрел на блондина.
— На дополнительные занятия, которые мне назначил профессор Верлей, - спокойно ответил Драко.
— Так у него же сейчас будут отработку проходить хаффлпаффцы с шестого курса, - удивленно воскликнула Джинни.
— А занятия у меня не с ним, - вдруг усмехнулся знакомо Драко.
— А с кем? – Джинни удивленно смотрела на блондина.
— С Гарри, - и, не дожидаясь реакции, отправился к себе. Он просто чувствовал те взгляды, которые были направлены ему в спину.
Ровно в шесть в дверь постучали. На пороге стоял Гарри, как всегда, наглухо застегнутый и в тонких кожаных перчатках.
— Что ж, начнем? – Гарри посмотрел на блондина, тот кивнул в ответ. Первый час была лекция, из которой Драко вынес больше чем за все свои семнадцать лет. Они даже не видели, когда пришли Люциус и Сириус, которые теперь наблюдали за двумя юношами. Второй час Гарри рассказывал и показывал Драко как лучше держать палочку в том или ином случае. Последние полчаса они искали оптимальное положение для Драко, как тому удобнее всего держать палочку, чтобы получались все движения и в то же время они были достаточно быстры.
— Смотри, палочка не должна быть помехой, лишним предметом, она продолжение руки. Ты должен с ней срастись, слиться, - пояснял Гарри на примере своей, выворачивая кисть под различными углами. – Тебе надо разработать кисть, причем как правой, так и левой руки. Зачастую, даже когда ты не левша, ты можешь простейшие заклинания посылать и с левой руки, что здорово дезориентирует противника.
— А скорость? – спросил Драко. Ему еще никогда не было так интересно кого-то слушать. Занятие было до ужаса интересным, хотя они за все время даже не исполнили ни одного заклинания.
— Скорость придет со временем. Сейчас главное разработать кисть. Ты часто рвешь движения, что ухудшает заклинания, поэтому тебе надо научиться плавности линий, это как в танце, - сказал Гарри.
— Откуда ты все это знаешь? – спросил Драко.
— У меня были первоклассные наставники, Драко, которые посчитали, что времени им на меня не жалко, даже если бы я был бездарем, - улыбнулся Гарри.
— Повезло тебе, - немного позавидовал Драко.
— Драко, у тебя все получится, - сказал Гарри. – Просто придется приложить чуть больше усилий, чем обычно.
— Я все сделаю, - серьезно произнес Драко.
— Я рад, - улыбнулся Гарри. – Думаю, на сегодня хватит.
— Можно задать личный вопрос? – спросил Драко. Гарри несколько секунд смотрел прямо на него, затем кивнул. – Почему ты ходишь в перчатках?
— Это трудно объяснить, Драко, - Гарри склонил голову, так что выражения его лица видно не было. – Я сейчас не смогу тебе всего рассказать. Я даже не знаю, как к этому относиться, - Гарри помахал рукой. Драко решил, что он имел в виду свои руки. Блондину показалось, что у Гарри либо какая-то болезнь, либо еще что-то, особенно, если посмотреть на то, как двое новых друзей брюнета его защищают.
— Я подожду, - сказал Драко.
— Спасибо, - грустно улыбнулся Гарри. – Думаю, мне пора, еще уроки готовить.
Юноша вышел из комнаты, затем, не глядя на мужчин, о наличии которых он уже давно знал, Гарри прошел к выходу, где остановился и повернулся к Драко, стоящему в проеме дверей комнаты.
— Мне жаль, что я тогда в поезде, на первом курсе, не пожал тебе руку, - дверь тихонечко за ним закрылась. Драко некоторое время стоял в замешательстве, а затем посмотрел на отца и дядю.
— У вас было очень интересное занятие, - заметил Сириус.
— Он хорошо рассказывает и объясняет, - кивнул Драко. – И я не понимаю, что он тут делает.
— В каком смысле? – Люциус приподнял бровь.
— У него знаний явно больше, чем требуется для ТРИТОНОВ, как и у его друзей, Индиры и Метта, - сказал Драко. – Видели бы вы их дуэль простерио.
— Дуэль простерио? – воскликнули оба мужчины.
— Ну да, она была показательной, но парни все время забывались, и скорость зачастую становилась такой, что разобрать движение рук было невозможно. А потом они делали такие странные цепочки заклинаний, которые я даже представить не мог, они все заклинания могут делать невербально, - Драко чуть не взахлеб, рассказывал об уроке ЗОТИ. – Профессор Верлей поставил меня в пару с Гарри, а после уроков попросил его оценить меня, а потом предложил ему подтянуть, а Гарри согласился и сказал, что ему нужно три месяца ежедневных двухчасовых занятий, и это помимо самих уроков ЗОТИ.
— Гарри сам согласился с тобой заниматься? – удивился Сириус.
— Да, - кивнул Драко.
— Это уже совсем не тот мальчик, которого все знали, - сказал Люциус. – Этого юношу очень трудно будет заставить думать так, как кому-то хочется.
— Есть в них троих что-то опасное, - поежился Драко. – Я еще в поезде понял, что с ними лучше дружить и не лезть к ним. Если они захотят, то сами все расскажут, если нет, то можно огрести так, что мало не покажется. Они как сытые коты, которые однажды все равно проголодаются.
— Интересное сравнение, - усмехнулся Люциус.
— Ага, крестному повезло, что Гарри не ходит на зелья, - усмехнулся в ответ Драко.
— А что так? – удивились оба мужчины.
— Если он такой же, как Индира и Метт, то Северуса бы сегодня точно отправили в Святого Мунго. Он только что ядом не плевался, а этим двум все по барабану, усмехаются, а тут еще Герм со своими ухмылками, - улыбнулся Драко.
— Что ж, посмотрим, что будет дальше, - сказал Люциус.
— Не просто так объявился Гарри именно сейчас, - задумчиво произнес Сириус. – Совсем не просто так.
— Время покажет, Сириус, - кивнул Люциус. – Но я с тобой согласен. Мальчик прибыл сюда совсем не затем, чтобы вновь оказаться в пучине событий, и совсем не затем, чтобы просто жить в Англии. Надо ждать. Нам остается только ждать. Боюсь, у нас произойдут сильные изменения…

@темы: Дар или проклятие

URL
   

Дневник Linnea

главная