16:32 

Дар или проклятие. Глава 7

AliLinnea
Глава 7. Возвращение в Англию.

— Ах вы, черти-переростки, - по первому этажу разнесся вопль командира одного из отрядов, которые собирались сегодня в увольнительную с базы в ближайший городок, покутить. Почему именно эта группа стала основным объектом всех экспериментов троицы, никто не знал. Поймать их так и не поймали за руку, но никто не сомневался ни на йоту, кто виноват. Подростки даже не отпирались, но и не подтверждали своей вины. Доказательств так найти и не смогли. Все всегда было проделано настолько четко и безукоризненно, что наставники троицы могли гордиться своими подопечными.
Капитан Джексон влетел в столовую красный как рак и злобно уставился на троицу.
— Как это понимать? – взревел он. В столовой послышались сдавленные смешки.
— Джексон, тебе не надоело во всех грехах винить нас? Даже в тех, которые мы не совершали? – лениво поинтересовался Метт.
— МакДуган, если у меня нет доказательств, то и идиотом, меня считать не надо, - Джексон стремительным шагом направлялся к ребятам, но на полпути столкнулся с какой-то волной и уставился на прекрасную часть этого трио. Девушка держала телекинетический щит, не дающий мужчине к ним приблизиться. Гарри сидел спиной к мужчине, но волна ярости, злобных мыслей и всего остального легко читалась, а после такого эмоционального всплеска, который он испытал ночью, юноша был настроен на автоматическую читку.
— Джексон, в отличие от обычного, на этот раз это не мы, - произнес Гарри. В столовой стало тихо. Впервые за полгода кто-то из троицы действительно сознался, что почти все проказы против этой зазнавшейся команды, которую многие не любили на базе, исходили от трех самых талантливых подростков в Центре.
— Да ну? – не поверил мужчина.
— Ну да, - передразнила его Индира.
— Поищи в другом углу, - усмехнулся Метт.
— Извини, Джексон, но боюсь, это действительно не они, - усмехнулся Ник. – Просто не успели бы.
— Это почему? – не понял Джексон.
— У них экзамены еще не закончились. И потом, судя по твоему воплю, это что-то довольно примитивное и мерзкое, а Гарри, Метт и Индира все делают тонко и со вкусом, - усмехнулся Ник. В зале снова послышались смешки.
Пока в столовой шла эта маленькая разборка, и на сторону троицы уже встали Магнус и Рей, Тавиар Верлей подписывал какие-то бумаги в кабинете перед членами совета базы. Единого командира на данном объекте не было.
— Тавиар, кого ты возьмешь с собой? – полковник Донаван не очень хотел отпускать лучших, боясь потерять то, что с таким трудом было найдено, но прекрасно понимал, что Гарри нужно разобраться со своим прошлым раз и навсегда.
— Команды Магнуса и Рея, тем более, что они хорошо сработались и подружились с ребятами. В качестве прикрытия хотелось бы получить команды Сана и Марселя, - ответил Тавиар.
— Хороший выбор, - кивнул мужчина, выглядящий лет на пятьдесят пять – шестьдесят, на самом деле ему было уже девяносто. Маги живут дольше и продуктивнее.
— Будет ли этого достаточно? – спросил третий мужчина.
— Надо лишь настроить чары оповещения, чтобы в случае надобности магические команды могли прийти на помощь Гарри, - старый маг сверкнул глазами.
— Так и сделаем, - кивнул полковник. – Что тебе еще нужно, Тавиар?
— Документы, оформленные в маггловском мире на опекунство всех троих, тоже самое - в магическом, - ответил Тавиар.
— Хмм, с маггловскими не вижу проблем, а вот с магическими? – полковник посмотрел на членов совета с магической стороны.
— Тоже не должно быть проблем, - произнес маг. – Гарри у нас уже два года. Если его не нашли, то предыдущий опекун теряет свои права – уложение всеобщего кодекса об опекунстве сирот. Дурсли от него отказались. Тут проблем нет. Дамблдор его не нашел, хоть и пытался. Он потерял свое опекунство в конце января этого года. До окончания школы и получения диплома все дети, даже ставшие совершеннолетними, находятся под опекой родителей или опекунов. Но у нас тут есть и еще один момент – под опекой у Дамблдора находился ребенок Джеймса и Лили Поттеров, а Гарри не их сын.
— Значит, мы сможем спокойно оформить все документы на Гарри? – уточнил полковник. В ответ он получил несколько кивков.
— Что ж тогда начнем сразу же, - вынес вердикт еще один военный.
— Тавиар, когда ты хочешь отбыть? – поинтересовался полковник.
— У меня через две недели собеседование в Хогвартсе, так что самое позднее мы должны туда отправиться дней через десять, - произнес Тавиар. – Дамблдор в не себя от радости, что так рано и быстро нашел высококлассного специалиста на роль профессора ЗОТИ.
— Он даже понятия не имеет, какой сюрприз ты ему привезешь? – усмехнулся один из магов.
— О, да. Кстати, я имею права требовать для Гарри перераспределения как его опекун, это раз, а, во-вторых, он пребывает в школу под своей настоящей фамилией, - усмехнулся в ответ Тавиар.
— Возможно, ничего не стоит менять? – полковник посмотрел на магов с легким беспокойством.
— Не стоит забывать, что все трое моих учеников отнюдь не беленькие и не пушистые, и уж не светленькие точно, а с их специфическими и настолько развитыми дарами возникает вообще вопрос, сможет ли шляпа их распределить, - серьезно ответил Тавиар. – Но думаю, проблем не будет.
— Хорошо, так и решим, - подвел итог полковник.
Утром троицу под конвоем команды Рея отправили отдыхать в Рио на недельку. Ребята, вместе с довольными спецназовцами, отрывались по полной программе. Только Гарри с Индирой всегда были вместе и не расставались даже на минуту. Рей один-единственный раз дал паре знать, что все в курсе происходящего между ними, посоветовав Гарри постараться не транслировать свои эмоции на окружающих, а то могут быть эксцессы. Девушка и юноша в шоке смотрели на него, а потом до Гарри дошло. Рей только похлопал его по плечу и сказал, что счастлив за них обоих.
Через неделю они, загорелые, веселые, вернулись на базу, где их ждал серьезный разговор.
— Индира, Гарри, Метт, - Тавиар указал им на кресла. Когда ребята расселись, он продолжил. – Вам необходимо за два дня собрать свои вещи и все, что вы хотели бы взять с собой на год.
— Зачем? – удивленно спросил Метт.
— Вы помните наш разговор на озере? – вместо ответа задал вопрос Тавиар. Ребята задумались, затем отрицательно покачали головой.
— Мы едем в Англию, - сказал Тавиар. Он видел, насколько шокирован этой новостью Гарри, и не просто шокирован, испуган. – Гарри, тебе надо разобраться с твоим прошлым и решить, где твой дом.
— А если я решил? – тихо спросил юноша, сжав в ладони руку девушки.
— Ты всегда будешь оглядываться, это будет тебе мешать жить, поверь. Легко уходить, когда все двери за спиной закрыты, - с грустной улыбкой сказал Тавиар. – А у тебя они все настежь открыты, они не перестанут тебя искать, и рано или поздно тебя кто-нибудь опознает, когда ты окажешься один или с кем-нибудь на улице в каком-то городке. Ты не будешь сидеть в этих стенах безвылазно, Гарри.
— Я это понимаю, - кивнул Гарри. А затем открыто посмотрел в глаза своего Наставника, настоящего, который всему его учил и учит. – Я просто не хочу.
— Надо, - тихо сказал Тавиар. – И ты не будешь один, как раньше. Индира и Метт вместе с тобой поступают в Хогвартс на седьмой курс. Кстати, попрошу вас не скрывать своих способностей и знаний. Пусть все поймут, что вы не детки-конфетки.
— Хммхм, - подавили смешки подростки.
— Прекрасно, с этим разобрались, - улыбнулся Тавиар. – Будут там и Магнус, и Рей, а также Сан и Марсель, ну и остальные на подхвате. Ты должен понимать, Гарри, мы тебя никогда не бросим. Ты – один из нас.
— Я знаю, - тихо произнес Гарри.
— Вот и хорошо, а теперь брысь, собирать вещи, - усмехнулся Тавиар. Но к сбору вещей они приступили только на следующий день, понимая, насколько тяжело сейчас на душе у Гарри. Они не разговаривали, просто гуляли по базе, потом посмотрели какой-то фильм и уснули у Гарри в комнате. На сборы ушел весь день, но в девять вечера все было собрано и упаковано. На следующее утро началось путешествие в Англию. Маленький самолет поднялся в воздух, на борту было всего четыре пассажира, которые должны были сойти в Хитроу, в то время как остальные – на секретном военном аэродроме, скрытом в каком-то глухом лесу.

Гермиона первые три дня просто наблюдала за происходящим в доме. Она успела многое выяснить у Сириуса и Ремуса и теперь пыталась понять, кто же он такой – этот Люциус Малфой. Но главная проблема состояла совсем в другом: почему отец, который поддерживает и общается с выкинутыми из рода людьми, дружит с магглом и тому подобное, так поступил с собственным сыном? Он же чуть ли не самолично, отдал Драко - Темному Лорду. Зачем? Так не любит сына?
Такие же вопросы мучили и Драко, который вот уже три дня сидел взаперти в спальне, выделенной в его пользование. Он даже не думал о побеге, да и куда бежать? В Малфой-меноре заседали Пожиратели. После газетных статей про отца и его игнорирования вызовов даже не приходилось сомневаться, что все не будет легко, и никто не гарантирует им жизнь в стане Темного лорда, скорее, им гарантирована смерть, долгая и мучительная.
— Как же так, отец? Почему ты так со мной поступил? – вырвалось с горьким вздохом у Драко.
— А ты подумай, - раздался в ответ спокойный голос Люциуса. Драко за своими размышлениями даже не услышал его прихода. Юноша поднялся и теперь во все глаза смотрел на стоящего перед ним мужчину. Да, отец был также красив, как и раньше, но на лице отсутствовало его обычное выражение. Сейчас оно было живое, полное жизни и чувств. Это не была бездушная кукла, способная лишь на холодность, бесстрастность и жестокость. Этого человека Драко не знал. «Почему?» - вертелось в голове у юноши.
— Думаю, пришло время поговорить, - проходя в комнату, сказал Люциус. Дверь осталась чуть приоткрытой, самую малость, но ровно настолько, чтобы их могли услышать, хотя Люциус и не предполагал, что у них будут слушатели, в этом крыле никто кроме него и Драко не жил, пока. Но слушатель оказался, и им стала Гермиона Поттер.
— Отец, я не понимаю, - начал Драко, но Люциус поднял руку, призывая его к молчанию.
— Драко, я и твоя мать всегда надеялись и ждали, что вот-вот ты обнаружишь наши с ней маски, но время шло и ничего не происходило. В домах твоих друзей, так называемых чистокровных магов, почти все родители, которые были Пожирателями смерти, все сильнее опутывали тебя сетями и идеями. Ты не видел намеков, а зачастую не слышал и прямого текста. Ты слышал только то, что хотел, никогда не интересовался настоящим.
— Отец, - прошептал Драко.
— Я столько раз давал тебе понять, что все не так, как кажется, давал тебе прямые советы, как вести себя с Гарри Поттером и его друзьями, но ты все понимал с точностью до наоборот. И к чему это привело, сын?
— Я не замечал, - опустил глаза Драко, только сейчас прокручивая свою шестнадцатилетнюю жизнь. И только теперь он стал замечать намеки, слова, прямые высказывания. Драко поднял голову и посмотрел в глаза отца, в которых не было ни презрения, ни жалости, ни тем более сочувствия, просто глаза отца, который все простит своему сыну, даже убийство. Драко только сейчас понял, что все это время у него мог бы быть настоящий отец, если бы он только однажды посмотрел на все правильно. Юноша кинулся к отцу, а тот сразу и безоговорочно принял его в свои объятия.
— Лучше поздно, чем никогда, - прошептал Люциус в макушку сына. И Драко прорвало, впервые за всю его жизнь, по-настоящему. Он плакал и говорил, много и зачастую бессвязно, рассказывая обо всем, о детстве, о том, как хотел стать лучшим другом Гарри Поттера, но сам все испортил.
— Надо было тебе открыться, - сокрушенно произнес Люциус. – Сколько трагедий мы бы избежали, сколько ошибок.
— А, может, и нет, - тихо сказал Драко. – Я ведь такой дурной был, мог и ляпнуть чего. Я ведь не думал головой, когда говорил о Темном Дорде, чуть не хвастаясь, что наша семья его ярые приверженцы.
— Да, дров ты наломал немало, сын, - улыбнулся Люциус.
— Папа, а мама где? – спросил Драко.
— Замуж вышла, - улыбнулся мужчина.
— Что?! – Драко от неожиданной новости даже рухнул на пол, когда отец ослабил объятия. – Но она же твоя…
— У нас твоей мамой был договор, по которому она будет моей женой, пока не представится возможность ее замужества на любимом человеке, вернее, вампире.
Драко впал в ступор, он вообще ничего не знал о своей семье и теперь спрашивал, спрашивал, спрашивал. Ни Драко, ни Люциус не знали, что рядом с дверью сидит девушка и внимательно слушает их разговор, узнавая настоящих Малфоев. Именно сейчас она поняла, что даже Драко жил под маской, был умным, но потерянным ребенком, который так и не смог вставить данный ему ключ в нужную дверь.
— Прости меня, папа, - тихо сказал Драко.
— Мне не за что тебя прощать, ведь ты мой сын, - также тихо ответил Люциус. Малфои, наконец, разобрались со своим прошлым и настоящим, теперь им осталось отвоевать себе будущее.
— Папа, а Гр… тебе нравиться Грейндж… Гермиона? – с трудом спросил Драко.
— Да, сын, мне очень нравиться твоя однокурсница, она особенная, - с улыбкой ответил Люциус. Драко удивленно посмотрел на отца.
— Ты в нее влюблен, - озадаченно произнес юноша.
— Ну, не с первого взгляда, но действительно, я люблю эту девушку, Драко, и не упущу своего шанса быть счастливым, - сказал Люциус.
— Хмм, может, так и надо, - задумчиво произнес Драко. – Я не хочу жениться на Паркинсон.
— Сильно сомневаюсь, что в данных обстоятельствах это реально, - хохотнул Люциус.
— А? Ну да, - кивнул озадаченный Драко, а затем произнес. – Папа, а можно я сам найду того, с кем проведу всю оставшуюся жизнь?
— Буду только рад, - улыбнулся Люциус. – И постарайся подружиться с гриффиндорцами, они не такие ужасные, как кажутся. Поверь, ты многое сможешь о них узнать.
— Мда, ее мне точно надо узнать, а то как-то нехорошо будет, если моя будущая мачеха и я будем не в очень хороших отношениях, - хохотнул Драко.
— Вот и хорошо, стань хорошим мальчиком, - улыбнулся Люциус.
— Как скажете, сэр, - козырнул Драко. Гермиона, поняв, что разговор закончен, тихонько поднялась на ноги и медленно побрела в свою комнату. Она не видела двух ошеломленных взглядов, направленных ей в спину. Люциус и Драко собрались перекусить, так как пропустили обед и ужин, и вышли из комнаты. Им не составило труда понять, что Гермиона многое услышала из их разговора. Отец и сын переглянулись. Люциус даже не мог сказать, к лучшему это или нет. Драко был тут солидарен с отцом.
Со следующего дня юноша начал наблюдать за своими бывшими врагами. Нормально с ним общалась только Гермиона, остальные либо игнорировали его, либо поддевали. Держаться в этой ситуации было сложно, но Драко чувствовал поддержку отца, а тут еще нежданно-негаданно на его защиту встал Сириус Блек.
Драко слонялся по дому, подслушивал разговоры, пока его не ловили, такое было редко, но все же было. Спустя две недели в особняке Блеков Драко, наконец, понял, что же его смущает во внешности Гермионы. Она неуловимо напоминала ему Поттера, только более изысканную, красивую и утонченную. В один из дней все Уизли уехали в Нору, остальных тоже разобрали по домам, в особняке осталась только Гермиона, ее родители, Ремус, Сириус и Малфои. Вот тогда Драко и решил проверить свою небольшую догадку.
Девушка спускалась по лестнице, когда ее окликнул Драко.
— Поттер, - Гермиона чуть не полетела с лестницы, но юноша успел ее схватить за руку и удержать. Драко посмотрел девушке в глаза. – Все-таки Поттер. В семье было двое детей?
— Вообще-то нет, - Гермиона быстро взяла себя в руки. – Один. Я.
— А кто тогда… - Драко опешил.
— Мой брат, - усмехнулась Гермиона.
— Ты только что сказала… - парень нахмурился.
— Да, он мой брат, двоюродный, надо сказать. Кузен, если попроще, и не совсем Поттер, - девушка уже насмехалась. – Представляешь, какой обломчик твоему декану: Гарри Поттер – не сын его извечного врага Джеймса Поттера. Он четыре года издевался не над тем ребенком.
— Гермиона, - несколько голосов прервали их беседу. Возмущенные взрослые смотрели на девушку.
— А что я? – пожала плечами Гермиона. В общем, в доме состоялся длинный и невероятно интересный для Малфоев разговор – о Поттерах. Хотя Люциусу тоже было что сказать, он все-таки удержался от такого соблазна и не выдал маленького секрета рождественских подарков.
Когда все остальные вернулись на Гриммуальд-плейс, 12, то разразился маленький скандал с большими последствиями. На сторону Гермионы встали Невилл и Джинни, которая все-таки нашла себе Героя. Остальные приняли неприязненную позицию. Взрослые в это противостояние не вмешивались. В начале июля в доме появились Дамблдор и Снейп. Директор рассказал, что они нашли нового преподавателя по ЗОТИ, который прибывает завтра на собеседование в Хогвартс. Весь преподавательский состав должен быть там, то есть Сириус, Ремус и Люциус. Дамблдор также не вмешался в ссору студентов.
За это время отношения Гермионы и Люциуса не сдвинулись ни на йоту, хотя общались они очень мирно и спокойно.
Утром трое мужчин отправились в Хогвартс на педсовет. Было первое июля 1997 года.
За день до этого в аэропорту Хитроу приземлился частный самолет рейсом из США через Португалию. Из него вышли статный, примечательной внешности молодой мужчина, которому от силы можно было дать лет тридцать, и трое подростков, на вид лет восемнадцати-девятнадцати, с хорошими спортивными фигурами, в солнцезащитных очках. Выделялся черноволосый юноша, довольно высокий, но все же ниже своего товарища. На нем была рубашка с длинным рукавом и брюки, в то время как на его товарищах – парне и девушке – майки и шорты. Удивляло и наличие тонких перчаток на руках. Эта компания быстро покинула зал аэропорта, даже не проходя таможенного контроля. Спустя три часа они уже обустраивались в пентхаузе в одном из престижных районов Лондона.
— Так, из дома ни шагу, узнаю, что вылезли, лично головы откручу. Ясно? – Тавиар посмотрел на своих подопечных мрачным взглядом.
— Так точно, сэр, - козырнули ребята.
— Дети, - закатил глаза мужчина, после чего ушел раздавать команды командирам групп.
На следующий день, утром, Тавиар отбыл в Хогвартс, на собеседование, а ребята отдыхали и наслаждались бездельем в огромном пентхаузе.
Тавиар аппарировал в Хогсмид, оттуда прошел до Хогвартса. Около парадных дверей его ждал довольно неприятного вида мрачный мужчина. Из досье он знал, что это завхоз Филч – сквиб и довольно неприятный тип.
— Мистер Верлей? – проскрипел Филч. Получив в ответ кивок, завхоз пробубнил. – Следуйте за мной, вас уже ждут, - и даже не смотря, идет ли за ним гость, ринулся в замок. Тавиар только хмыкнул на это. Завхоз больше не проронил ни слова, а мага это устраивало более чем. Но вот призраки заинтересовались новым лицом в стенах школы. Тавиар предполагал, что так получится, поэтому всеми силами их игнорировал. Такие, как он, очень интересуют призраков: еще бы, маг с задатками проводника, способного дать возможность призраку ощутить мир живых на небольшой срок. Они прошли в Большой зал, где за преподавательским столом сидел весь состав профессоров с Дамблдором во главе. Характеристики основных Тавиар знал совсем неплохо, но сейчас ему предстояло сложить собственное мнение об этих людях.
— Мистер Верлей, добро пожаловать в Хогвартс, - радушно улыбнулся директор.
— Благодарю, господин директор, - улыбка была спокойной, но вот глаз она не достигла.
— Присаживайтесь, начнем, пожалуй, сразу собеседование. Зачем время терять? – все с таким же задором продолжил Дамблдор. "Мда, Гарри дал ему точную характеристику, - подумал Тавиар. – Тот еще фрукт". Снейп смотрел на него с каким-то странным выражением неприязни и злости. "У тебя что, отобрали любимую игрушку? Как дитя малое", - насмешливо охарактеризовал ситуацию с зельеваром маг.
— Мистер Верлей, расскажите о себе, - улыбка не сходила с лица директора. Тавиар совершенно спокойно изложил основные факты своей биографии, естественно избегая упоминания о секретном подразделении, в котором состоял последние пятнадцать лет и занимал отнюдь не маленький пост. Ему задавали вопросы, он на них отвечал.
— Что ж, думаю, можно провести небольшую дуэль, так сказать, проверить навыки, - эта улыбка уже достала Тавиара. – Сириус, будь добр, - директор повернулся к претенденту и пояснил. – Профессор Блек у нас преподает дуэлинг.
Мужчины встали напротив друг друга метрах в десяти от преподавательского стола. Дамблдор наложил вокруг них щит, чтобы кого шальным заклятием не задело. Дуэль была красочной и быстрой, не скоротечной, а быстрой в плане скорости посылаемых заклятий. В какой-то момент оба мужчины перешли на темномагические заклинания.
— Хватит, - прогремел голос Дамблдора. Сириус опустил палочку и, подойдя к противнику, протянул ему руку для пожатия. Тавиар с удовольствием ее пожал, но был немного удивлен, что маг с таким потенциалом для темной магии, которая могла бы быть использована во благо, так ограничивает себя, занимаясь не тем. "Ладно, с этим будем разбираться по ходу дела", - решил он.
— Замечательная дуэль. Спасибо за доставленное удовольствие, - улыбнулся Сириус.
— В любое время, - впервые нормально отреагировал Тавиар.
— Что ж, вы приняты на должность преподавателя ЗОТИ, - улыбнулся директор. – Ваши комнаты подготовят, и вы сможете хоть завтра въехать в них. Обычно мы все здесь собираемся первого августа и готовим школу к принятию студентов.
— Извините, господин директор, но у меня есть личные обстоятельства, и я не смогу находиться весь август, в стенах школы, - произнес Тавиар.
— Что такое? – любопытство, смешанное с хорошо скрытой подозрительностью и настороженностью.
— Во-первых, мне надо оформить документы на зачисление трех моих подопечных в Хогвартс, - мимолетная улыбка. Многим даже показалось, что им просто привиделось.
— О, и сколько им лет? – поинтересовалась профессор Спраут.
— На момент первого сентября всем будет уже семнадцать, - ответил Тавиар.
— Седьмой курс? Где они учились? – спросила МакГонагалл.
— На домашнем обучении, все экзамены сдавали в Министерстве, - пояснил Тавиар. – Они, конечно, взрослые, но даже их не стоит оставлять одних.
— О, мы понимаем, - улыбнулся директор. – Но вам все же придется прибыть сюда 28 августа и уже остаться тут.
— К тому времени, я думаю, все уже уладиться, - Тавиар спрятал улыбку.
— Вот и прекрасно. Буду очень рад познакомиться с вашими подопечными, - директор встал, давая понять, что собеседование закончено. "Даже не сомневаюсь в этом", - ядовито подумал Тавиар. Он пока не мог сказать почему, но Дамблдор ему не понравился, очень.
Тавиару показали замок, он пропустил по стаканчику виски в обществе Сириуса и Ремуса, немного поговорил с Люциусом. Снейп его избегал, так что разговора с этим нелюдимым человеком не получилось. Уходя, Тавиар бросил фразу, предназначенную Снейпу, но задумались над ее смыслом все.
— Не стоит делать поспешных выводов, особенно если он напрашивается из прошлого.
Дома ребята насели на него с вопросами – что да как. У Тавиара давно уже сложились доверительные отношения с подростками, он часто прислушивался к их суждениям, соглашаясь с мнением, что устами младенцев слишком часто глаголет истина. Новость о том, что в школе преподают Блек, Люпин и Малфой, несколько шокировала Гарри, но он быстро взял себя в руки. Тавиар понимал, как ему тяжело, но чем быстрее они разберутся, тем спокойнее станет жизнь Гарри. Весь июль они провели в маггловской части Англии, так и не появившись в магической. Они гуляли, ходили по музеям, театрам, кино, ужинали в ресторанах, но не забывали и о занятиях. 31 июля пришли письма из Хогвартса, вернее, они трое получили их из Министерства, в школе пока не знали имен новых учеников. Тавиару не составило труда оформить ребят. Гарри везде фигурировал, как Марвел, так было проще на данный момент.
Этот же месяц не изменил ничего и в ситуации на Гриммуальд-плейс. Подростки все еще находились в конфронтации. Невилл и Гермиона нормально общались с Драко, который оказался совсем не таким, каким был в школе. Из голоса исчезли высокомерие и надменность, язвительность хоть и осталась, но не была такой желчной, как до этого. Гермиона немного отдалилась от всех остальных. Рон обижался, что вызывало у девушки раздражение. Ее просто удивляло, как он порой может выдать что-то чересчур умное, а в остальное время быть идиотом. После очередного выяснения отношений Гермиона сидела в библиотеке, когда туда пришел сначала Драко, а затем Невилл.
— Тебе это надоело, - произнес Лонгботтом, глядя на подругу.
— Просто, я не думала, что они такие зацикленные, - ответила Гермиона.
— Издержки ситуации, - тихо сказал Невилл.
— Объясни, - потребовала заинтересовавшаяся девушка.
— Лучше попроси лорда Малфоя, он точно сможет тебе более подробно рассказать, чем жертвует род, становясь предателями крови, - произнес Невилл. Драко с интересом посмотрел на гриффиндорца. – Я сам знаю только понаслышке и то потому, что сам чистокровный, но у нас в семье свои проблемы.
— Так, какого ты общаешься с мелкой Уизли? – удивился Драко.
— А у меня есть другие варианты? – криво усмехнулся Невилл. – Я хоть и делаю успехи, и стал довольно неплох в магии, за мной уже давно укоренилась репутация почти сквиба.
— Хмм, - Драко даже посочувствовал парню. Гермиона непонимающе переводила взгляд с одного на другого.
— Гермиона, - Драко встал и подал руку девушке, – тебе действительно лучше поговорить на эту тему с моим отцом. Долгий будет разговор.
Разговор действительно был долгим. К нему присоединились и Сириус, и Ремус, и Невилл. Девушка потихоньку впадала в ступор, когда ей разъясняли про уровни и ступени, а также про различные роды и специфические понятия.
— То есть, когда мои родители поженились, то отец подорвал силу нашего рода? – уточнила шокированная девушка.
— Почти нет. Иногда так бывает, если род действительно древний и не заморачивается на выборе магии. Поттеры именно такой род. Судя по тому, как у тебя дела с магией, можно сказать, что ты спокойно перейдешь на высший уровень, что никогда не смогут сделать Уизли и Невилл, уж прости, что это говорю, - Сириус посмотрел на гриффиндорца.
— Я в шоке, - выдала девушка.
— Представляю, - усмехнулся крестный.
— Почему этому не учат в школе? – Гермиона посмотрела на мужчин. На лицах Сириуса и Люциуса появились одинаковые ухмылки.
— Гермиона, а как ты себе это представляешь? – Ремус взглянул на девушку.
— Магглорожденные, - бросил Драко. Гермиона посмотрела на него, затем кивнула, она уже сама успела об этом подумать.
— Получается, что Салазар Слизерин был прав, и нельзя было обучать магглорожденных вместе с воспитанными в магических семьях детьми, - произнесла она.
— Ну, не так категорично, но принцип такой, - кивнул Ремус.
— Мда, - только и смогла выдать девушка. Ей требовалось время, чтобы все это осмыслить. – Ничего не происходит просто так.
— Совершенно верно, мисс Поттер, - улыбнулся Малфой-старший. – И, кстати, вам бы надо в Гринготс, получить ваш титул, наконец.
— Эээ, спасибо, что напомнили, но я понятия не имею, что делать, - растерялась Гермиона.
— Если позволите, я могу дать вам несколько уроков, - учтиво предложил Люциус. Девушка только кивнула головой.
31 июля Люциус, Сириус, Драко и Гермиона отправились в Гринготс. В это же время в банк направлялись Тавиар, Гарри, Индира и Метт. Они не увидели друг друга, так как Тавиар с ребятами вошел в банк минут на десять позже, а Гермиону и ее сопровождающих уже успели увести из холла.
— Чем могу служить? – учтиво предложил свои услуги гоблин. Тавиар просто протянул ему документы. Через пятнадцать минут они уже разговаривали с поверенным Поттеров, который в течение часа перебегал из одного кабинета в другой, одновременно ведя разговоры с двумя представителями. Когда этот бардак закончился, бедный гоблин еще долго не мог прийти в себя. Оба подростка, Гермиона и Гарри, получили свои родовые перстни, которые им сказали одеть спустя минуту после наступления совершеннолетия. Гарри разобрался со своим наследством, сделал с помощью Тавиара все необходимые распоряжения, после чего они направились к сейфу за деньгами.
Сириус, Люциус, Драко и Гермиона задержались в холле банка, так как Малфой-старший решал кое-какие свои дела. Они как раз заканчивали разговаривать с поверенным Малфоев, когда в холле появилась четверка. Сириус и Люциус сразу узнали нового профессора ЗОТИ, а наличие трех молодых людей дало им знать, что это и есть его подопечные. За два года Гарри сильно вырос, возмужал, да и черты лица все больше напоминали сочетание внешности Джейса и Виттории. Отсутствие очков вообще делало его неузнаваемым. Косая челка очень изящно прятала под собой небезызвестный шрам, так что, хоть Гарри и показался им чем-то знакомым, узнать его они не узнали, да и мужское внимание было обращено к экзотической красотке. Тавиар и молодые люди быстро покинули банк, не обращая ни на кого внимания.
Они быстро закупились всем необходимым к школе, и теперь сидели в кафе-мороженом, наслаждаясь изысками. Мантии на ребятах были расстегнуты, демонстрируя дорогую, но маггловскую одежду, на носу солнце защитные очки.
— Мистер Верлей, - поздоровались Сириус и Люциус, подходя к отдыхающей компании. Гарри подавил вздох.
— Лорд Блек, Лорд Малфой, - склонил голову Тавиар. – Присоединитесь?
— С удовольствием, - улыбнулись те, располагаясь за большим столом, тем более что больше места в кафе не было.
— Что-то сегодня много народу, все заранее стали закупаться к школе, – огляделась Гермиона.
— Похоже на то, - кивнул Драко. Сириус с интересом разглядывал трех молодых людей.
— Мои подопечные – Метт, Индира и... Гэр, - чуть запнулся Тавиар. Индира сняла очки и посмотрела на Наставника, затем усмехнулась и снова водрузила их на нос. Гермиона и Драко смотрели только на Гарри, их очень сильно удивляла его одежда и перчатки, пусть и тонкие, на руках, но хватало такта не задавать вопросов.
— Мой сын – Драко, - представил Люциус.
— Кто бы сомневался, - пробурчал себе под нос Метт, но тут же ойкнул, Индира пнула парня под столом ногой. Его замечание не осталось не замеченным, и он также заработан мрачный взгляд от Тавиара.
— А это моя крестница – Гермиона, - улыбнулся Сириус. Гарри резко дернул головой и уставился на девушку. "Гермиона? Это Гермиона?" – ошарашенно подумал он про себя. Он стал внимательно ее рассматривать, подмечая все детали. Судя по фотографиям, девушка собрала в себе черты обоих родителей. С каждой минутой Гарри чувствовал себя все неуютнее, да и блок держать было сложно, поскольку он был слишком эмоционален сегодня, хотя внешне это не проявлялось. Люциусу очень не нравился интерес парня, проявленный к девушке. Они еще некоторое время посидели, после чего Тавиар сказал, что им пора. Проходя мимо Люциуса, Индира наклонилась и шепнула, но ее услышал сидящий рядом Сириус.
— Не стоит так беспокоится, Гэр заинтересован в ней, совсем по другой причине. Вы все поймете, потом.
Люциус и Сириус некоторое время переваривали услышанное, но ответа на вопрос так и не нашли, также как и Сириус, никак не мог отделаться от мысли, что где-то видел уже этого странного парня. Ночью Гарри одел себе на палец родовой перстень Марвелов, на пальцах друзей уже красовались их родовые перстни.
Драко и Гермиона, поделились с остальными, впечатлениями о знакомстве с новым профессором ЗОТИ и его подопечными, которые прибудут на обучение в Хогвартс. Особо сильно заинтересовала эта новость почему-то Невилла. Хотя страсти и поутихли в доме, но мир так заключен и не был. Джинни кочевала между двумя группами.
В августе началось явное сближение Гермионы и Люциуса. Они стали, много времени проводить вместе, в основном за разговорами. Девушка все чаще сама подходила к нему с вопросами. Ее интересовало все, что связано с традициями чистокровных и древних родов. Девушка постепенно превращалась в настоящую леди. Уизли противились такому, но ничего не могли сделать, так как даже родители Гермионы встали на ее сторону. Ситуация снова накалилась. Дамблдор по какой-то своей причине не вмешивался, хотя Молли уже извела его своими причитаниями.
В конце августа состоялся семейный совет – Сириус, чета Грейнджеров, Ремус, Драко и Гермиона закрылись в кабинете. Результатом стала помолвка, заключенная между Люциусом и Гермионой. Было решено пока никому ничего не говорить. Свадьбу назначили на 15 августа следующего года.
В самом конце августа стало известно, что имя Люциуса Малфоя стоит третьим в списке Волдеморта на уничтожение. Первые две строчки занимали Гарри Поттер и Альбус Дамблдор. Следовало быть осторожнее.
Снейп так и не предпринял никаких попыток поговорить или прояснить ситуацию, он всеми силами игнорировал девушку, а та отвечала ему взаимностью. Правда, Драко передал ему слова Гермионы, которые та однажды сказала ему на лестнице. Теперь он не мог сказать, стоит ли пожалеть о таком своем поступке, поэтому все рассказал отцу, который только вздохнул и сказал, что Северус все больше впадает в детство.
Лето подошло к концу, новых знакомых они больше не видели, а те занимались своими делами. Пролистывая школьные учебники, детки долго хихикали, поскольку их знания были порядков на семь выше, чем, то, чему их собирались учить. Вообщем, к школе они были готовы.
27 августа Тавиар собрал всех и отдал последние распоряжения. С детками оставался на эти дни Магнус и его команда.
— Значит, так, в школе ведите себя, как обычно. Скрывать своих способностей и знаний не надо, - начал он.
— То есть, мы можем все демонстрировать? – с улыбкой, как у чеширского кота, уточнил Метт.
— Вот именно, - кивнул Тавиар. – Гарри, если будет плохо, сразу иди ко мне.
— Я понял, - кивнул юноша.
— За эти дни ничего не сломайте, не уничтожьте и никого не убейте. Жду вас в Хогвартсе, - с этим напутствием Тавиар аппарировал.
31 августа ребята спокойно сложили свои сундуки, чтобы утром не бегать как угорелые. Гарри вздохнул, его мысли были там, в прошлом – пора было раз и навсегда с ним разобраться. За этот месяц он так и не решил, что почувствовал, когда увидел Сириуса, Малфоев, да еще и вместе, а также ЕЕ – свою кузину, которая стала настоящей Поттер.
— Завтра, я начну разбираться со всем завтра, - произнес он вслух.
— Вот и молодец, - пробормотала девушка в его объятиях.

@темы: Дар или проклятие

URL
   

Дневник Linnea

главная