16:29 

Дар или проклятие. Глава 4

AliLinnea
Глава 4. Некоторые тайны.

Особняк Блеков на Гриммуальд-плейс, 12
Лето. Особняк. Море народа. И тайны, тайны, тайны, которые многим не известны. Конец июня, закончен пятый курс, о Гарри Поттере ничего не известно. Он как сквозь землю провалился. Все попытки разыскать врача, а вместе с ним и помещенного в психиатрическую лечебницу мальчика, не дали никаких результатов. Год поисков, и ничего.
Гермиона тяжко вздохнула. В доме сейчас было тихо, все спали. Ребята вымотались после очередной тренировки, на которой Сириус загонял их до потери пульса. Девушка перекинула косу через плечо, соскочила с подоконника и вышла из своей комнаты. Сириус по приезду всех в дом выделил каждому по своей комнате, прекрасно понимая, что иногда требуется место, где можно было побыть одному. Молли Уизли долго спорила с ним по этому поводу, на что получила только один ответ, что она может своих детей селить парами, но остальные будут жить в отдельных комнатах. Младшие Уизли воспротивились политике матери, так что у всех оказался в доме свой угол.
Гермиона прошла по полутемным коридорам, спустилась по лестнице. Из-за двери в кухню пробивался свет. Она открыла ее и улыбнулась. За столом сидели Сириус, Ремус и ее вторые родители, самые дорогие ей люди, не хватало только брата.
— Ты чего не спишь, крестница? – улыбнулся Сириус. Как-то само собой вышло так, что он стал называть ее крестницей, да никто этому и не сопротивлялся.
— Не спится. Навалилось вдруг все, - ответила девушка, присаживаясь на стул рядом с Ремусом.
— Мысли одолели? – Джон Грейнджер с сочувствием посмотрел на дочь.
— Ага, - кивнула Гермиона, благодарно улыбнувшись матери, поставившей перед ней чашку чая.
— О чем, если не секрет? – Ремус посмотрел на девушку.
— О Гарри, - последовал ответ. – Так хочется, чтобы у него все было хорошо.
— Странные какие-то дела, - задумчиво произнес Джон. – Чудно он пропал из поля зрения. Словно его забрали и скрыли от всех.
— Да, - кивнул Сириус, нахмурившись. – Мы тут с директором разговаривали. Он тоже никак не может понять причину, почему Гарри нельзя найти с помощью магии, да и у маггловских полицейских что-то странное происходит.
— В каком смысле? – Гермиона озадаченно посмотрела на Блека.
— У них все документы на Гарри пропали, словно поисков и не было, и никто никогда не подавал документов на розыск, - пояснил хозяин дома.
— Кстати, а с чего это твоя матушка молчит? – Гермиона подозрительно посмотрела на Сириуса. В ответ раздалось четыре придушенных хмыка и трое взрослых посмотрели на Джона Грейнджера. Девушка приподняла бровь в стиле "аля Снейп". – Папа?
— О, твой отец очень подробно объяснил моей матери, что такое бормашина и как она действует, - усмехнулся Сириус.
— Мда, думаю, она надолго замолчала, переваривая полученную лекцию и особенно термины, которые твой отец использовал в ней, - Ремус тихо рассмеялся.
— Представляю выражение ее лица, - хмыкнула Гермиона.
— Поверь мне, не представляешь, - теперь уже рассмеялся Сириус.
— Как вы думаете, Гарри найдется? – вдруг спросила Джейн.
— Не знаю, - тут же посерьезнел Блек. – Я могу только надеяться на это.
— Если честно, то история семьи Поттер меня поразила. Джеймс никогда не говорил, что у него есть брат-близнец. Насколько я понял, об этом вообще никто не знал, только очень узкий круг людей, - произнес Ремус.
— Да, и Гермиону-то особенно и полукровкой назвать нельзя. Поттеры лихо запудрили всем мозги, спрятав свою почти двухтысячелетнюю историю от всего мира, - кивнул Сириус.
— Странная штука жизнь, - философски заметила девушка.
— Это еще мягко сказано, - усмехнулся Джон.
— Знаете, что странно? – Гермиона обвела близких ей людей серьезным взглядом.
— Что? – Джейн посмотрела на дочь.
— Мы вспоминаем Гарри, говорим о нем, даже беспокоимся, но он давно уже не стоит у нас на первом месте, - произнесла Гермиона. – Даже ты, Сириус, занят делами, нашими тренировками, и думаешь о нем, если вдруг появляется свободная минутка, заполненная грустью.
— Ты права, - кивнул Сириус, опустив голову.
— Тебя это беспокоит, - утвердительно произнесла Гермиона. Блек, только кивнул головой.
— Год был очень насыщен событиями, - несколько вяло сказал Ремус.
— Я знаю, жизнь идет дальше, даже пресса под конец года подзабыла о Гарри. Смешно, но именно этого всегда хотел мой брат. Нормальной жизни без шумихи вокруг его имени, которая и не совсем его к тому же, - вздохнула Гермиона. – Я знаю, что профессор Дамблдор продолжает поиски, но почему-то уверена, что мы его не найдем.
— Почему? – Сириус чуть грустно взглянул в глаза девушке.
— Не знаю, просто я все время вспоминаю те дни, после турнира. Он сильно изменился, словно из него выпустили весь дух, оставив только оболочку. Не осталось того Гарри Поттера, которого все знали. Он тогда в поезде даже на Малфоя не отреагировал, так и просидел, уставясь в окно. И потом, когда мы прощались, тоже что-то было совсем не так. Не было никаких эмоций, - Гермиона ненадолго замолчала. Никто не вставил своего слова, просто смотрели на девушку, ожидая ее последующих слов, только вот никто не думал, что она скажет такое. – Он сломался.
— Гермиона?! – Джейн в шоке посмотрела на дочь.
— Все что произошло, оказалось слишком много для него одного, - тихо сказала Гермиона. – Мы все были рядом, но слишком далеко.
— Что ты имеешь в виду? – в голосе Джона слышалось напряжение. Грейнджеры, Сириус и Ремус уже давно заметили, что не единственные, кто участвует этом разговоре. На диванчике сидела чета Уизли, у стены расположились члены тайного отряда, а в проеме дверей стоят Дамблдор и МакГонагалл.
— Мы ему сочувствовали, говорили, что понимаем, но нам не дано было понять весь ужас его жизни. У нас, у каждого, была семья, родители, зачастую братья и сестры, нас было и есть, кому любить, а он всегда был один, его считали и до сих пор многие считают уродцем, которому нет места в этой жизни. Посмотри на всю его такую недолгую жизнь. 10 лет в чулане. Это, наверное, способен понять только Сириус, который тоже был заперт в небольшом помещении, только у Гарри вместо дементоров были Дурсли, и если честно, я не знаю, что хуже. Потом Хогвартс с его тайнами и приключениями, которые в любой момент могли привести к гибели. И сплошной полосой – Волдеморт с желанием уничтожить Гарри. Люди смотрят на Мальчика-который-выжил, на Героя магического мира Гарри Поттера, но никто не видел просто маленького мальчика по имени Гарри, который сначала потерял родителей, а потом и дядю с тетей. Ему было чуть больше года, а уже 4 смерти, - Гермиона замолчала и подняла голову. За спиной раздался вздох, девушка резко обернулась и замерла, поняв, что все обитатели дома сейчас были здесь и слышали ее слова.
— Ты все правильно сказала, Гермиона, - Дамблдор тяжело опустился на стул. – Я совершил огромное количество ошибок относительно Гарри.
— Мы уже говорили об этом, профессор, - Гермиона посмотрела на директора. – И все выяснили.
— Я знаю, девочка, но это не умоляет моих ошибок. Это ты меня простила, а не Гарри, с которым мне еще предстоит этот тяжелый разговор, - вздохнул Дамблдор.
— Если он когда-нибудь вернется, - голос Рона в наступившей тишине прозвучал набатом. Юноша поежился под пристальными взглядами.
— Я очень надеюсь, что мы найдем его, - произнес Дамблдор.
— И вменяемым, - продолжила Джейн Грейнджер. На это никому не было что сказать. Оставалось только надеяться.
Эта ночь была полна разговоров и воспоминаний о Гарри. Пусть они лишь мельком вспоминали о нем за весь прошлый год, но не думали забывать о нем. К сожалению, поиски не давали результата. Но все они надеялись, что Гарри Поттер-Марвел когда-нибудь найдется. Им предстояло так много исправить относительно этого мальчика.
На следующий день продолжились активные тренировки. Сириус, Ремус, Грюм и Дамблдор усиленно занимались со своими подопечными. Родители Анджелины, Алисии, Майкла и Луны были только рады, что дети в полной безопасности. Августа Лонгботтом появлялась в особняке Блеков чуть ли не ежедневно, очень гордая успехами своего внука, от которого не ожидала таких масштабных результатов. Уизли-младшие поставили себе целью научить Гермиону, Луну и Невилла летать на метле. Если с Невиллом и Луной все было довольно туго, то вот с Гермионой точно происходили чудеса. Казалось, что после того, как к ней вернулось наследие Поттеров, она получила и талант своего отца к полетам. Рон только присвистнул, когда девушка через две недели тренировок выделывала фигуры высшего пилотажа в воздухе.
Никто не ждал никаких изменений и потрясений, тем более что и Волдеморт не подавал признаков жизни. Все, конечно, понимали, что он что-то затевает, но даже Снейп, которого с конца пятого курса ни разу не вызвали на собрания, не мог прояснить ситуацию. Да и в особняке Блеков он не появлялся с начала каникул, собрания проводились в Хогвартсе, в кабинете директора. Зельевара так и не посвятили в тайну созданной группы из студентов. Дамблдор пояснил это тем, что хочет проверить Снейпа.
— Профессор, вы ему не доверяете? – Гермиона внимательно смотрела на директора.
— Ты была права в своем суждении, что Северус никак не может оставить прошлое в прошлом. Это стоило очень больших проблем Гарри. Его жизнь была и так чересчур кошмарной, а тут вообще он с чем-то, чему не было объяснения. Это была одна из причин, почему я позволил вашему противостоянию вообще быть, - пояснил директор.
– Хмм, - реакция Сириуса была неоднозначной. – Вы и наше с ним "противостояние" пропустили мимо себя.
— Ну, я должен сказать, что ты к концу года стал вести себя вполне разумно, - улыбнулся Дамблдор. – Сам перестал задевать Северуса, а только отвечал на его выпады, а он уж что-то слишком разошелся в конце года. Я очень рад, что именно ты смог взять себя в руки, хотя твоя импульсивность должна была привести к обратному результату.
— После такого количества занятий с этими ребятками научишься не только контролировать свои эмоции, - хмыкнул Сириус.
— Вы позволите и дальше продолжаться этому противостоянию? – Ремус посмотрел на директора.
— Странно, что он до сих пор не понял, кто такая Гермиона и чья она дочь, - задумчиво произнес Сириус.
— Он видит лишь то, что хочет видеть. Профессор Снейп, может быть, и хороший шпион, но у него есть много недостатков. Один из них – его полная уверенность в чем-то, что на самом деле оказалось совсем не тем, - пожала плечами Гермиона. – Он вбил себе в голову, что Гарри такой же как его отец, даже не имея представления, что отец у моего брата совсем другой человек и он его никогда в жизни не видел.
— Северусу придется однажды раскрыть глаза, - только и ответил Дамблдор.

Малфой-менор.
Люциус невидящим взором смотрел в окно. Последний год, с момента возвращения Драко из Хогвартса после четвертого курса, принес очень много сюрпризов, а главное, странностей, которые никак не хотели разгадываться. Больше всего его занимали вопросы, связанные с Поттером и Грейнджер. Люди не меняются так кардинально, если это не заложено в них с рождения. А изменения в ауре обоих гриффиндорцев заставляли задуматься, особенно у Поттера. Ему так и не удалось забыть то, что он увидел тогда на платформе. Казалось, что мальчик теряет свою магию, она будто бы вытекала из него, ничего после себя не оставляя. Люциус передернул плечами, вспомнив пустой, равнодушный взгляд сияющих изумрудов. Было ясно, что никто не обратил внимания на то, что мальчик так изменился, наверняка, все списали на произошедшие события.
— Дорогой? – нарцисса тихо подошла к мужу и обняла его за талию со спины.
— Все хорошо, Нарси, - тихо ответил тот, с легким вздохом.
— Ты уже все решил? – женщина обошла мужа и посмотрела в его серые глаза.
— Да, - кивнул тот, затем поднял руку и провел тыльной стороной ладони по щеке женщины.
— Как быть с Драко? – Нарцисса отвела взгляд от лица мужа и посмотрела на парк.
— Он не готов еще, - тихо произнес Люциус.
— Это и наша с тобой вина, - в тон ему ответила женщина.
— Я знаю, он должен сам принять решение, - Люциус отошел от окна и устало опустился в кресло за столом.
— А если...? – Нарцисса повернулась лицом к мужчине.
— Нарси, мы не можем прожить жизнь за него. Он должен научиться на своих ошибках, - вздохнул Малфой-старший.
— Тебе удалось что-нибудь выяснить? – Нарцисса села напротив мужа и пристально на него посмотрела.
— Думаю, я знаю несколько больше того, что удалось узнать Ордену и Темному лорду, - кивнул Люциус.
— Маглов недооценивают, - усмехнулась женщина.
— Очень сильно недооценивают, - скривился Люциус.
— Так, что тебе удалось узнать? – Нарциссе было интересно, что же именно удалось выяснить ее мужу, что для остальных осталось тайной за семью печатями.
— Маггловские родственники Поттера сдали его в сумасшедший дом через три недели после приезда домой. Соседи слышали какие-то вопли, крики из их дома, а потом все прекратилось. Мальчишка довольно долго пробыл в больнице, а потом исчез вместе с главврачом. Только вот к месту назначения ни медик, ни мальчик, которого якобы забрал с собой этот врач, не прибыли. В ту же ночь с одного аэродрома, о котором мало кто знает, в воздух поднялся грузовой самолет, - произнес Люциус.
— Ты считаешь, что Поттер был на этом самолете? – уточнила Нарцисса.
— Нисколько в этом не сомневаюсь. Более того, такого человека как Мейнфорд никогда не существовало, - усмехнулся Малфой.
— Странное что-то твориться, - покачала головой женщина. – Ты говорил, с его магией что-то было не так?
— Да, но понять что именно я так и не смог, а еще и Грейнджер... - Люциус бросил на стол несколько колдографий, которые сделал на платформе, когда встречал Драко из Хогвартса. Это была невероятная удача, что ему удалось выкрутиться в Министерстве. Его даже не обвинили, продержали двое суток и выпустили. Люциус потер предплечье, где должна была быть метка Темного лорда. Ни одно заклинание обнаружения не дало ей проявиться и стать тем доказательством, которое стоило бы ему Азкабана. Перед ним долго извинялись и, в конце концов, отпустили.
Нарцисса нахмурилась. Потянулась к колдографиям и стала их пристально изучать. Чем больше она смотрела, тем явственнее на лице проступало изумление. Люциус, заинтересовавшись таким выплеском чувств жены, теперь внимательно за ней наблюдал.
— Я думала, Гарри Поттер был единственным ребенком Поттеров, - Нарцисса подняла взгляд на мужа.
— Так оно и есть, - произнес Люциус.
— Судя по этим колдографиям – нет, - покачала головой женщина.
— Что ты имеешь в виду? – насторожился Люциус.
— Тебе она никого не напоминает? – Нарцисса удивленно посмотрела на мужа, но заметив его недоуменный взгляд, встала и отошла к стеклянному шкафу. Через минуту она положила перед Люциусом школьный альбом и, пролистав его до нужной страницы, ткнула в двух людей. Малфой переводил взгляд с этой колдографии на ту, где была запечатлена Гермиона Грейнджер.
— Это не возможно, - выдохнул, наконец, Люциус.
— Как видишь, возможно. Никаких сомнений в том, что Гермиона Грейнджер на самом деле Гермиона Поттер нет, - серьезно произнесла Нарцисса.
— Но... - Люциус помотал головой.
— Поттеры оказались не так просты, как всем казалось, - усмехнулась женщина. – Вот тебе и гриффиндорцы.
— Но кто тогда мальчик? Он маг, никаких сомнений в этом нет, - Люциус поднялся с кресла и стал ходить по комнате. - Нам нужно что-нибудь принадлежащее лично ему.
— Зелье родства? – Нарцисса посмотрела на мужа, тот только кивнул в ответ.
Наверное, судьба была на стороне Люциуса Малфоя, давая ему возможность найти ответы на свои вопросы. Он беспрепятственно проник в дом номер 4 на Тисовой улице, прочесал все его углы и нашел несколько черных волосков на втором этаже, а также засохшие пятна крови. Аура у дома была ужасающей, она давила, морально уничтожала. Дом Люциус покидал с сильнейшей головной болью и боролся с приступами тошноты. Если до этого момента он довольно скептически относился к сумасшествию Мальчика-который-выжил, то после этого посещения не особенно удивлялся, если мальчишка действительно тронулся умом.
На приготовление зелья ушло две недели. Нарцисса и Люциус стояли, склонившись над котлом, и надеялись, что добавление последней составляющей хоть частично приоткроет им тайну. Надежды, конечно, было мало, все-таки волосок был мертвым, как и кровь. Черный волос кружась упал в кипящее варево. Огонь потушен, в пару над котлом начали образовываться слова: Джейс Далиал Поттер-Марвел и Виттория Риа Ди Модроне Поттер-Марвел.
— Марвел? – хрипло произнесла Нарцисса.
— Джейс Поттер? – одновременно с ней произнес Люциус. Малфои в шоке переглянулись. Загадок стало еще больше, и разобраться в них не представлялось возможным.
— Получается, что у Джеймса Поттера был брат, который, как основную, носил фамилию своей матери? – Нарцисса пыталась разобраться в истории. – Она, кажется, была последней в роду, и с ней род Марвелов должен был закончить свое существование.
— Если только не родились близнецы, - тихо произнес Люциус, поднимая глаза на жену.
— Ох, Мерлин, - та прикрыла рот ладонью, расширенными глазами смотря на мужа. Была такая практика в чистокровных семьях, особенно, если один род мог исчезнуть. Такое можно было провернут только в том случае, если рождались мальчики-близнецы. Второго ребенка прятали, воспитывали в тайне от всех, его никогда не показывали в обществе. Зачастую, он и воспитывался не в рамках семьи биологических родителей, а в замке того рода, главой которого должен был стать.
— У Поттеров родились близнецы, - констатировал, наконец, факт Люциус. – И Гарри Поттер на самом деле Гарри Поттер-Марвел.
— Джеймс и Лили Поттеры были его дядей и тетей, - кивнула Нарцисса, все еще не отошедшая от шока.
— Гермиона Грейнджер - их дочь, - продолжил Люциус.
— Они спрятали девочку от всего мира, боясь за нее, - снова кивнула женщина. – Что мы будем делать с этой информацией?
— Ничего, - покачал головой Люциус.
— Ты скажешь Северусу? – Нарцисса пристально взглянула на мужа.
— Нет, - категорично заявил тот. – Нам пора, дорогая.
— Люциус, я понимаю, что тебе... - на ее губы лег палец, останавливая речь.
— Нарси, мы все давно решили. И я не думаю, что когда родиться твой ребенок, ты захочешь, чтобы на него накладывали чары внешности. Да и Михалесу, навряд ли, это понравится, - улыбнулся Люциус.
— Никто и понятия не имеет, какой ты на самом деле, - вздохнула женщина. – Когда ты собираешься сказать нашему сыну, что мы с тобой уже полгода как в разводе?
— Когда он перестанет быть ребенком, - категорично произнес Люциус.
— Кстати, где он сейчас? – Нарцисса посмотрела на мужа.
— У Паркинсонов, - последовал ответ, сопровожденный кривой усмешкой. Женщину передернуло.
— И надо было нам заключать эту помолвку, - проворчала она.
— Всему свое время, дорогая, всему свое время, - тихо произнес Люциус.
— Будь осторожен, дорогой. Хотя я и не твоя жена, но ты мне очень дорог. Когда-то ты спас меня от худшей доли, взяв в жены, - глаза женщины были серьезными.
— Я постараюсь, но ничего не буду обещать, - сказал тот в ответ.
— Я возьму с Северуса Непреложный Обет, помогать моему сыну, - произнесла Нарцисса. Люциус бросил на нее странный взгляд. – Не беспокойся, это на всякий случай. Мне почему-то кажется, что Драко еще придется через многое пройти, прежде чем он начнет понимать, что хорошо, а что нет.
— Будем надеяться, что он поймет, - только и произнес Люциус.
Нарцисса убыла в середине июля, действительно предварительно взяв со Снейпа Непреложный Обет помогать ее сыну. Люциус наблюдал всю процедуру через тайное окно за стеной. Он видел, что друг очень недоволен тем, что оказался в такой ситуации, и будущая перспектива ему просто претит. Через неделю после отъезда бывшей жены Люциус получил сообщение, что она благополучно вышла замуж за любовь все своей жизни – Михалеса Раташеску, румынского мага-аристократа из рода высших вампиров. Мало кто был осведомлен о том, что у вампиров тоже есть маги, как и среди оборотней. За Нарциссу он мог больше не волноваться, поскольку точно знал, что ее никто в обиду не даст, вампирские кланы стояли за своих "горой", тем более, что высшие вообще не шли на контакт с Темным лордом. Раташеску были приближенными к королевскому вампирскому роду. Нарцисса Блек-Малфой, наконец-то, стала той, кто сможет прожить долгую, почти вечную жизнь – высшим вампиром. Никто не знал, что брак между Люциусом и Нарциссой был построен на каких-то странных основаниях, что не все так, как кажется окружающим. У Люциуса оставалась только одна проблема – сын.

Замок Волдеморта. Середина августа 1996 года.
— Ссссевввверуссс, есть ли какие-то ссссвввведения о Поттере? – красные глаза были устремлены на склоненную фигуру.
— Нет, мой Лорд, ничего, что могло дать знать о том, где он, и жив ли вообще, - последовал ответ.
— Сссстранно, ччччто Орден его не ищщщщщет, - обычная фраза прозвучала очень издевательски.
— Его ищут, мой Лорд, только ничего не известно. Дурслей, его маггловских родственников, тоже пока не обнаружили, - Северус смотрел в пол. Люциус стоял чуть в стороне, наблюдая за юными последователя Темного лорда, которые еще не приняли метки. Среди них стоял и его сын. Люциус сжал губы в тонкую линию, ему претила мысль о том, что его ребенок собирается склонить голову перед этим выродком.
— Какие новоссссти в Ордене? – казалось Волдеморт собирался сегодня спрашивать только Снейпа. Люциус не прислушивался к допросу, ему это было не интересно, совсем. Сейчас главной его целью было заглушить боль от трех круциатусов, которыми накормил его Темный лорд в кабинете по приходу. Волдеморт был им недоволен, очень. Люциус прекрасно понимал, что провал в Министерстве будет стоит многого, но то, что он единственный вышел сухим из воды и даже не загремел в Азкабан, в отличие от остальных, было только хуже. Наконец, Снейп отступил назад, пришло время другим отвечать на вопросы Лорда. Круцио полетело направо и налево. Было видно, что дети пребывают в шоке и ужасе от увиденного. "Хоть бы у вас хватило ума понять, что все это не игра", - подумал Люциус, глядя на мнущихся студентов, отметил он сильно побледневшего сына.
— Сссссвободны, - прозвучало в зале. – Драко, оссстаньсссся.
Люциус дернулся, но тут же взял себя в руки. На лице его сына промелькнуло несколько выражений: испуг, гордость и что-то еще, малопонятное. Люциус заставил себя покинуть зал.
— Драко, я не доволен твоим отцсссом, - начал разговор Волдеморт, пронзая взглядом дрожащего юношу, стоящего перед ним на коленях. – Ты понимаешшшшшь за чччто?
— Да, мой Лорд, - тихо произнес юноша.
— Зсссссамеччччательно, - холодный смех прокатился по залу, заставив блондина еще больше вздрогнуть. – Ваш род обяззззан засссслужжжжить мое доверие сссснова. У меня для тебя ессссть ззззадание.
— Да, мой Лорд, - Драко уже не знал, чего ему ждать. Более того, он был уверен, что задание будет не слишком приятно, но то что он услышал в следующую минуту повергло его в самый настоящий неконтролируемый ужас.
— Ты должен будешь найти способ провести в конце года в Хогвартс Пожирателей, но главной твоей задачей будет – убить Дамблдора.
— Да, мой Лорд, - прошептал Драко. Ноги перестали его держать, и он жутко боялся просто распластаться на полу.
— Можжжжешшшшь идти, - махнул рукой Волдеморт. Драко еле поднялся и на негнущихся ногах пошел к выходу. Внутри было холодно, казалось, что все тело просто объято льдом. Двери за его спиной хлопнули.
— Драко? – на плечо опустилась рука крестного. Серые глаза в глубоком шоке уставились в черные омуты.
— Он дал мне задание, - стуча зубами, произнес мальчик. Снейп только кивнул головой, бросив быстрый взгляд вдоль коридора в том направлении, куда ушел Люциус Малфой.

Косой переулок 31 августа 1996 года.
Июль и август пролетели в постоянных тренировках, разговорах, разработках планов. 31 июля в доме было тихо, словно все боялись как-то нарушить установившуюся тишину. Было видно, что всем тяжело, даже Невилл как-то вяло принимал поздравления с днем рождения. На праздничном обеде, который таким и не казался, прилетели совы с оценками за экзамен, а также с письмами со списком учебников. Было решено отложить поход на 31 августа. Ребята были так подготовлены, что многие авроры могли бы им позавидовать. В середине июля книги Поттеров, содержащиеся в Гринготсе, были перевезены в особняк в расширенную пространственной магией библиотеку Блеков. За изучение всего этого богатства взялся в основном Ремус, но часто к нему кто-нибудь присоединялся, в том числе и юный отряд.
Наконец, наступило 31 августа и они все вместе, в сопровождении взрослых, отправились в Косой переулок за покупками. Первым делом все отоварились у мадам Малкин. И тут все больше были заняты тем, чтобы одеть двух младших Уизли, чем себя. У Гермионы уже было достаточно мантий, которые она напокупала на магических улочках во время путешествия по Европе с родителями. Луну они одели еще зимой, остальные лишь приобрели несколько школьных мантий и по паре-тройке парадных. Все остальное время было посвящено Джинни и Рону, которым не удалось отвертеться, от настойчивого внимания своих друзей. Из магазина они вышли только через четыре часа. Джинни и Рон были, мягко говоря, в ступоре от натиска своих друзей, одевших их с головы до ног во все новое, и не сказать, чтобы дешевое. На них уже сейчас были новенькие мантии, а под ними новая одежда и обувь. Никаких претензий от рыжих просто не принималось. Решив отдохнуть, они засели в кафе Фортескью. Рон первым обратил внимание на странное поведение Малфоя, который явно старался остаться неприметным, что ему удавалось с большим трудом. Ребята решили проследить за "хорьком". Увиденное им понравилось еще меньше, чем весь прошлый год.
— Ну, и что это было? – скривилась Джинни.
— Меня больше интересует, во что Малфой снова вляпался? – произнес Рон. Они не заметили, что в темной нише стоят два человека, которых очень заинтересовал этот разговор.
— Я просто поражаюсь ему, неужели до его куриных мозгов никак не дойдет, что не бывает так, как он говорит. Мне почему-то кажется, что его отец не так прост, - задумчиво сказала Луна.
— Да, лорд Малфой интересный человек, прямо загадка, - кивнула Гермиона.
— Да, уж, вот кто точно носит маску, даже лучше Снейпа, - усмехнулся Рон.
— Мерлин великий, Рон Уизли, прекрати пугать нас такими умными речами, - воскликнула Гермиона. Молодежь отошла и выскользнула обратно в Косой переулок из полутемной улочки, которая была переходом между двумя переулками.
— Интересные дела творятся, - приятный женский голос раздался у самого уха Люциуса Малфоя.
— И не говори, Андромеда, - покачал головой блондин.
— Я так понимаю, эти детки выследили твоего сына и теперь пытаются разобраться, что к чему, - усмехнулась женщина.
— Да, и сомневаюсь, что у них уйдет уж так много времени на это, - хмыкнул Люциус.
— Ты не собираешься вытаскивать Драко из той ямы, в какую он свалился? – поинтересовалась Андромеда Тонкс, в девичестве Блек.
— Нет, еще рано, я слежу за ситуацией, да и Нарси со своей стороны тоже подстраховалась, - произнес Люциус.
— Будь осторожен, Люц, ты сейчас ступаешь по очень хрупкому льду, - вздохнула женщина, погладив мужчину по щеке.
— Буду, - кивнул Малфой, улыбнулся и аппарировал. Андромеда Тонкс сильнее запахнулась в мантию и тоже растаяла в воздухе с негромким хлопком.
Ребята, так и не придя к каким-то выводам, решили все рассказать вечером Дамблдору, а сейчас заняться насущными вопросами, а именно покупкой школьных принадлежностей. Как назло, в книжном магазине они столкнулись с Малфоем-младшим, который здесь был в сопровождении своего крестного.
— О, команда придурков из Гриффиндора и Райнвекло, - тут же выдал Малфой. Гермиона окатила его презрительным взглядом, передернула плечом.
— Что-то я не пойму, - растягивая слова на манер Драко, произнесла Гермиона. – тут кто-то вякает, или у меня вдруг галлюцинации начались?
— Мисс Грейнджер, - из-за полок появился, как всегда верный себе, Снейп. В ответ раздалось общее фырканье четырех гриффиндорцев и двух райнвекловцев.
— Держи своего питомца, или кем он вам там приходится, на коротком поводке. Говорят от сильно тявкающих собачек можно заразиться бешенством. Не очень-то хочется делать после него уколы, - пренебрежительно выдала девушка и, задев плечом зельевара, проследовала внутрь магазина, остальные направились за ней, глотая смех. Снейп так и остался стоять на месте, уже в который раз в перепалке с девушкой не найдя достойного ответа. Гнев и ярость так и клокотали в нем. Малфой-младший вообще находился в ступоре, поняв, что его просто проигнорировали, словно он блоха, которую нужно просто раздавить и тут же забыть. Такого с ним еще никогда не было. Он ничего не успел сказать, как Снейп выволок его из магазина.
Оставшуюся часть дня ребята провели спокойно, закупив все необходимое, и вернулись домой только в семь часов, за что выслушали довольно эмоциональную тираду от Молли. Та никак не могла привыкнуть, что эти дети, уже давно не были детьми.
Вечером состоялся разговор в гостиной с Дамблдором, которому ребята выложили все свои наблюдения. Директор на некоторое время задумался, потом отправил на Темную аллею своих людей кое-что проверить, не забыв поблагодарить наблюдательных ребят.

База Нордхейм, США.
— О чем думаешь? – Индира присела рядом Гарри.
— О них, - только и ответил парень. Он еще полгода назад рассказал им всю свою историю, в том числе и то, что и кого оставил там, в Англии.
— Ты увидишь их однажды, - девушка заглянула в грустные глаза парня.
— В том-то и дело, что я не очень-то этого и хочу, - поежился тот в ответ.
— Хмм, - с другой стороны опустился Метт. – Хреноватенько.
— Ой, Метт, ты со своими словечками, - скривилась девушка.
— Они снова начнут от меня все скрывать, недоговаривать, использовать меня, говорить что я должен делать, чего не должен. Для них я Золотой мальчик Гриффиндора, Мальчик-который-выжил и должен убить Волдеморта, оружие света, Великий Гарри Поттер, и никто не увидел маленького, наивного, никому не нужного Гарри, выросшего в чулане под лестницей, не любимого и отвергнутого, - на одном выдохе выложил Гарри.
— Мдааааа, - протянул Метт. – Сочувствую я тебе, друг, но и радуюсь, что ты выбрался из этого болота.
— Рано или поздно тебе придется встретиться со своим прошлым, чтобы решить, чего ты хочешь, - За спиной ребят стоял Тавиар. Молодые люди обернулись и посмотрели на своего наставника. – Думаю, что седьмой курс магического образования вы будете заканчивать в Хогвартсе.
— Все? – уточнил Гарри, спрятав свои чувства.
— Да, все трое, а я поеду с вами, в качестве вашего опекуна и профессора ЗОТИ, - кивнул Тавиар.
— Бедные дети, - закатил глаза Метт. – Они застрелятся после первого же урока.
Фраза мальчика вызвала веселый смех, разрядив обстановку.
— Гарри, как продвигаются твои дела? – Тавиар посмотрел на юношу.
— Я пока не смог снова пробиться к ее разуму, но читать ее уже могу, как и насылать свои мысли или образы, - ответил Гарри.
— Прекрасно, ты очень много добился всего лишь за год. Предлагаю нам вчетвером на недельку съездить в Калифорнию и поваляться там, на пляжах, как вам такая перспектива? – Тавиар с улыбкой посмотрел на сдерживающих восторг ребят. Эти трое были его радостью и гордостью. Они заслужили небольшой отдых.
На следующий день команда отбыла. Ребята в первый же день вычислили сопровождающих, но это не омрачило их отдыха. Гарри было несколько дискомфортно первые дни, когда приходилось закрываться от потока информации, идущей к нему, но он, в конце концов, справился. Мысли об Англии отошли на задний план, но все же присутствовали, не давая окончательно расслабиться.
31 июля они уже встречали на базе. Гарри в очередной раз закидали подарками. День рождения превратился в огромный праздник с фейерверками, и неожиданным подарком. Индира неожиданно поцеловала его в губы. Гарри так опешил, что не сразу понял, что, во-первых, ему понравилось, а во-вторых, он ничего не услышал. Именно с этого дня отношения Гарри и Индиры стали меняться, они становились не просто друзьями. Метт воспринял это легко и даже радовался за своих друзей, но не оставлял без того, чтобы не подколоть их. Тавиар, когда выяснил о романтических чувствах двух своих подопечных, только загадочно улыбнулся.
Жизнь сделала новый виток и продолжила свой бег. Гарри уже знал, что через год вернется туда, где все началось, чтобы закончить и сделать свой окончательный выбор, хотя уже не сомневался, каким он будет. Этого уже никто не мог изменить. В Англии же никто не знал, что осталось не так уже много времени, когда вернется тот, кого любили, и ненавидели, кого-то возносили на пьедестал, то скидывали с него на самое дно.

@темы: Дар или проклятие

URL
   

Дневник Linnea

главная