Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:26 

Дар или проклятие. Глава 2

AliLinnea
Глава 2. Новое обучение.

Первые две недели Гарри провел в стерильной палате. К нему заходили только в спецкостюмах и обязательно в перчатках. Необходимо было вернуть мальчику душевное равновесие в первую очередь. Этим и занялись врачи Центра. Гарри не особенно-то и интересовался, где он, главное, что никто не пытался доставить ему боль. На третий день стало понятно, что Гарри не только контактный эмпат, он – универсал. Он может воспринимать эмоции на расстоянии, но может также и направить все, что забрал, на конкретного человека. Вышло все совершенно случайно. Один из людей, помогавших врачу, был слишком раздражен, когда вошел в палату мальчика. Тот не смог вынести такого количества негатива и постарался от него избавиться. Волна, направленная на человека, была такой мощной, что того откачивали почти сутки. Именно после этого на висок мальчика поместили обработанный в специальном растворе прибор. Это была небольшая таблетка, но она временно помогала ему блокировать восприятие эмоций людей. Теперь главное было научиться, правильно использовать свои новые способности.
Через неделю в комнату Гарри пришел мужчина лет тридцати пяти. Его звали Тавиар. Ему хватило всего одного взгляда на мальчика, чтобы понять, что перед ним маг. Челка скрывала от всех шрам на лбу, но когда Гарри тряхнул головой и тот открылся, Тавиар чертыхнулся. Ему была известна история о Мальчике-который-выжил. У них состоялся очень долгий и трудный разговор. Гарри так и не смог себе объяснить, почему вдруг доверился этому человеку, рассказал все о своей жизни, своих мечтах и желаниях, о своей боли и друзьях, о врагах и Хогвартсе. Тавиар не мешал ему выговариваться. Судя по потоку слов, тому нужно было это сделать уже давно, но, скорее всего, просто некому было его выслушать. Было видно, насколько мальчику стало легче после того, как он высказался. Заснул он с легкой улыбкой на губах.
— Ну? – Ник посмотрел на Тавиара, штатного главу магов в Центре.
— Он маг, причем довольно известный, но жизнь у него была, я такой и врагу не пожелаю. Способности эмпата у него высшего уровня. Удивительно, что он не обезумел окончательно, но думаю, это связано с его уровнем магии, который для пятнадцатилетнего подростка тоже выше нормы, - ответил Тавиар, затем посмотрел на, прислонившегося к стене, Рея. – Мне необходима вся информация о нем, о его родственниках и вообще все. В магическом мире пошерстит Магнус.
— Будет сделано, - шутливо козырнул Рей.
— Ник, ты будешь куратором Гарри, я же возьму наставничество, - произнес Тавиар, обращаясь к психиатру. – Его психика очень сильно нарушена, придется всем заниматься одновременно.
— Понял, - кивнул Ник.
— Почему ты сам решил с ним заниматься? – поинтересовался Рей.
— У мальчика очень сильный потенциал не только как у эмпата. Он универсал: для него нет разницы между лечебной и боевой магией, темной и светлой. Он находится посередине, это, кстати, связано с его эмпатическими способностями. Правда, есть кое-что, что мне не совсем нравится, но об этом позже, после того, как вы все раскопаете о его семье. Надо чтобы наши окулисты продезинфицировали аппарат. Пора пареньку смотреть на этот мир своими глазами.
— Я займусь этим, - кивнул Ник, сворачивая в один из коридоров.
— Он будет с нами? – спросил Рей.
— Думаю, да, - кивнул Тавиар. – На нем висит пророчество.
— Что за пророчество? – спросил Рей.
— Что-то о том, что он единственный, кто может убить английского маньяка, возомнившего себя Темным лордом и решившего завоевать мир, - скривился Тавиар.
— Только не говори, что маги взвалили эту миссию на паренька? – Рей скептически посмотрел на собеседника. Но увидел ответ в глазах Тавиара, и выдохнул. – Копец.
— Не то слово, они повесили все на мальчика, но даже не подумали, что это всего лишь ребенок. Столько ошибок совершено, что можно просто диву даваться, что мальчонка все еще жив. Знаешь, ему намного лучше будет у нас, чем с теми. По крайней мере, мы научим его жить, и выживать тоже. Я даже сомневаюсь, смогли бы они научить его контролировать свой дар, - Тавиар вздохнул.
— Мда, история, - покачал головой Рей.
Тавиар и Ник постепенно начали занятия с Гарри. Сначала это были психотерапевтические занятия, цель которых – привести душевное состояние Гарри в равновесие. Именно на этих занятиях мальчик понял, что не виноват во всех тех смертях, что случились, что не виноват он и в смерти Седрика, это было просто стечение обстоятельств, очень трагическое, надо сказать. С каждым занятием становилось видно, как Гарри приходит в себя. Приборчик тоже делал свое дело. Мальчик начал выходить из своей комнаты и даже разговаривать с некоторыми людьми. На руках у него всегда были тонкие черные кожаные перчатки, которые позволяли четко чувствовать все, но в то же время предохраняли его от прикосновения к предметам. Психотерапия начала чередоваться с уроками по обузданию дара. Здесь конечно, все было сложнее. Гарри просто-напросто боялся прикасаться к предметам. Но каким-то макаром, Тавиару все-таки удалось на пятом занятии уговорить мальчика снять перчатки. Мужчины с ужасом наблюдали за действиями мальчика, за его слезами и криками, но как ни странно, дело пошло. То ли доверие, которое чувствовал к Нику и Тавиару подросток, делало свое дело, то ли еще что, но начались маленькие успехи.
А в это время Рей и его команда копали всю подноготную семей Поттеров, Эвансов и Дурслей. Если о Поттерах было почти ничего не известно, то об Эвансах и Дурслях – хоть отбавляй. Через десять дней Рей был готов стереть Тисовую улицу с лица Земли.
— Уроды! Бездушные машины! Садисты! - Рей, как лев в клетке, метался по конспиративной квартире в Лондоне.
— Уймись, командир, - один из оперативников бросил раздраженный взгляд на Рея.
— Нет, вы только подумайте, - не желал тот останавливаться.
— Кэп, мы все поняли, эти уроды даже не подумали помочь мальчонке, - урезонил его еще один. Рей вздохнул.
— Перестрелял бы всех разом, и еще бы записку оставил, за что, в назидание остальным.
— Согласен, таких стрелять надо, - кивнул парень, стоящий у окна.
— Куда теперь, командир? – оперативники посмотрели на Рея.
— На базу, тут мы все уже выяснили, остальное под силу только Магнусу, - ответил тот. Они действительно прошерстили все, что только можно: соседей, архивы, полицейские и медицинские файлы. Выяснили они и то, что Гарри находится в розыске. Правда, теперь никакого файла по розыску мальчика не существовало. Команда была составлена из специалистов своего дела, и они все сделали по высшему разряду.
В магическом же мире изъятие информации о Поттерах вызвало переполох, но найти тех, кто занимался сбором сведений, не удалось. Магнус хорошо заметал следы, как и его спутники. Им удалось узнать намного больше, чем кто-либо мог подумать. Они узнали то, что не было известно даже Дамблдору. Вычислили они и штаб Ордена Феникса. Самое смешное, они смогли пробраться на территорию школы. Хотя защита и сработала, поймать никого не сумели. К тому времени Магнус со своими парнями уже все, что нужно, выяснили и исчезли с опасной территории.
— И они воюют с Темным лордом? – посмеивался один из магов Центра. – Поверить не могу. Хогвартс самое защищенное место. Да стоит прийти сюда без намерения причинить вред, и ворота сами откроются.
— Ну, Волдеморт-то сюда с благими намерениями не явится, вот тебе и защита, - хмыкнул второй.
— Что, босс, домой? Или еще куда заглянем? – маги посмотрели на своего командира.
— Давайте-ка, наведаемся на кладбище в Годриковой Лощине, - прищурился Магнус.
— Хочешь точно удостовериться в правдивости полученной информации? – уточнил один из подчиненных. Магнус кивнул.
Перед отправкой в Центр команда побывала на кладбище. Спустя три часа туда аппарировало шесть человек: Дамблдор, Снейп, Артур Уизли, Грюм, Сириус и Ремус.
— И что они тут хотели? – Ремус вопросительно смотрел на засыпанные заново могилы. Вандалы зачем-то поднимали гробы с телами Поттеров.
— Ох, не нравиться мне это все, - пробормотал Дамблдор. – Что-то происходит. Кто так заинтересовался Поттерами? И зачем?
— Мы все время опаздываем на несколько часов. Этот кто-то, кем бы он ни был, всегда на шаг, а то и на десять впереди. Две недели мы гоняемся за ним, а он все время ускользает, - Грюм хмуро смотрел на могилы.
— Это может быть связано с Гарри? – тихо спросил Сириус.
— Это, скорее всего, связано с Поттером, - хмуро заявил Снейп.
— Хотел бы я знать, - себе под нос пробубнил Дамблдор.
Обе команды вернулись в Центр 1-го сентября. На поиски информации ушел месяц. Теперь Тавиар и руководство Центра выслушивало доклад обеих команд. Рассказ Рея заставил мужчин с военным стажем скрипеть зубами. На всех лицах можно было прочесть одно и тоже выражение: Дурслям осталось жить не так уж много. Эти мужчины прекрасно знали цену Гарри, и понимали, что из-за Дурслей могли потерять мальчика совсем.
— У меня есть все основания предполагать, что Гарри не сын Джеймса и Лили Поттер, - заявил Магнус, прежде чем начать свой доклад. На него воззрились с удивлением.
— Объясни, - Тавиар подался вперед.
— То есть, мальчик - не Поттер? – спросил кто-то одновременно с Тавиаром.
— Поттер, только не тех родителей, - ответил Магнус. – Оказывается у Джеймса, был брат-близнец. О нем никто не знал. Мы вообще случайно нашли документы на него в особняке Поттеров, где жили родители Джеймса. Мальчик учился в Друмстранге под фамилией своей матери – Марвел. Сильный, но угасший аристократический род. Мелинда была его последним представителем. Насколько я понял, Джейса прочили как наследника этого рода. Он женился на представительнице итальянской аристократии, за которую давали очень богатое приданное. Она то ли вторая, то ли третья дочь Александра Висконти ди Модроне.
— Магнус, к чему ты ведешь? – Тавиар прервал речь мага.
— Вот образцы для сравнения. Я больше чем уверен, что Джеймс и Лили Поттеры – дядя и тетя Гарри, - ответил Магнус, а затем уже изложил всю дальнейшую историю, которую им удалось узнать: о Поттерах, а Сириусе Блеке и Азкабане, о школьных годах Гарри, о Дамблдоре и Ордене Феникса, о штабе этого самого Ордена, о кознях Волдеморта, даже передал последние статьи о Гарри, напечатанные, как выяснилось, по наущению Министерства.
— Ну и жизнь у паренька, - вздохнул пятидесятилетний мужчина. – Врагу не пожелаешь.
— Это точно, - согласились с ним остальные.
После проведенного расследования многое встало на свои места. Тавиар и Ник пришли к Гарри, чтобы взять у него анализ крови. Все как всегда было стерильным, чтобы только не навредить мальчику. Анализ проводили как на маггловском уровне, так и магическим способом. Результаты были одинаковыми – Джеймс и Лили не родители Гарри, но его родственники. Теперь необходимы были хоть какие-то образцы от Джейса и Виттории Поттеров, но возникал вопрос: где искать захоронение этих двух людей, если оно конечно было. На поиски отправилась группа Магнуса, поскольку поиск снова проводился в магическом мире. На этот раз решили начать с Италии.
Успехи же Гарри в это время были незначительными, и случались через раз. К процессу обучения подключился Митхун Чарбианту, индиец, мастер йоги. Несколько часов в день мальчик теперь был занят тем, что учился быть уравновешенным, не выплескивать свои эмоции наружу. Именно эти уроки и привели к более значительному прогрессу в работе с эмпатическим даром в конце сентября.
Гарри уже мог более спокойно на несколько секунд прикасаться к вещам. Правда, информация поступала одним зарядом, больно ударяя по организму, но теперь эту боль хоть можно было терпеть. Занятия продолжались. Постепенно появлялись все новые и новые предметы. По мере восстановления эмоционального и физического состояния их становилось все больше. Утром сеанс психотерапии минут на сорок, затем два часа физподготовки под неусыпным контролем Рея или кого-нибудь из его команды, когда они были на месте, или же Ника, если никого не было. В одиннадцать начинались занятия по общеобразовательной программе, причем она была построена специальным образом, так что запоминалось все намного быстрее и проще. Здесь использовали знаменитый у маглов 25-ый кадр. С помощью зелий информация укладывалась в голове четче, а не мертвым грузом. После обеда наступали два часа тренировки с эмпатическим даром, а после – занятия по магии. Именно в таком режиме жил Гарри с начала ноября.
В двадцатых числах октября прибыл Магнус с новой информацией. Им пришлось полазить по всей Европе. И каково же было удивление магов, когда в магической клинике в Праге, в отделении для душевнобольных была обнаружена Виттория ди Модроне П. Марвел. Женщина действительно была в невменяемом состоянии, и, к сожалению, помочь ей было невозможно. От колдомедиков они узнали, что муж Виттории Джейс Марвел погиб чуть больше четырнадцати лет назад. Известно, что миссис Марвел родила ребенка, но никто его никогда не видел. Мистер Марвел похоронен на кладбище у старого замка в Праге. Взять образцы не составило труда.
Проведенные анализы были лаконичны – Гарри сын Джейса и Виттории. Теперь следовало разобраться, каким образом ребенок оказался у Джеймса и Лили. Расследование продолжилось. Центр провел большую работу и вскоре гроб с телом Джейса, а также Витторию перевезли в Центр. Обследование женщины показало, откуда у мальчика такой дар. Виттория была эмпатом, которая, в конце концов, не выдержала силу нахлынувших на нее эмоций.
Никто в Центре не боялся того, что Гарри могут найти просто потому, что у эмпатов имелась одна особенность: их аура была скрыта от мира, даже через кровь нельзя было провести поиск. Гарри же к этому времени перестал уставать от довольно тяжелого, как ему казалось в начале, графика, но все было построено максимально точно. Как только он вошел в ритм, у него даже появилось свободное время.
Наступило Рождество. В Центре это был один из самых веселых праздников. Гарри привлек шум и смех, его потянуло на звуки, и вскоре он стоял в дверях большого зала и смотрел на высокую разлапистую ель, установленную в центре.
— Гарри, иди, помогай нам украшать эту красавицу, - крикнул Рей. – Гляди, какую достали.
Гарри весь день провел в зале, занимаясь украшением. Он вдруг почувствовал, что может вздохнуть спокойно, всей грудью. Это не ускользнуло от внимания его наставников и учителей. То и дело на губах появлялась мимолетная улыбка.
— Привет, Чтец, - рядом с Гарри остановился такой же подросток, как и он. – Я – Огонь.
— Ой, не слушай его, - с другой стороны встала девушка. "Индианка", - подумал Гарри, разглядывая темноволосую красавицу экзотической внешности.
— Удар, помолчи, а? – парень поморщился.
— Почему Огонь и Удар? – спросил Гарри.
— Наши способности, - с охотой ответил парень. – Я – пирокинетик, могу бросаться огнем, создавать его из ничего, поджигать даже взглядом. А она телекинетик, может бить мыслью, вещи поднимает и всякое такое, а ты Чтец, потому что можешь читать людей, их эмоции и чувства, а также вещи прикосновением, а еще говорят, что можешь и наслать все это на человека.
— Индира, - девушка протянула Гарри руку, тот пожал ее совершенно спокойно, на руках были, как всегда, перчатки. – А этот болтун – Метт.
— Гарри, - улыбнулся мальчик. На душе вдруг стало светло. Даже сквозь прибор Гарри чувствовал тепло и приязнь, исходящие от новых знакомых, да вообще от всех в Центре. Мальчик не чувствовал себя так хорошо даже в Хогвартсе.
— Что? – Индира посмотрела на него.
— Просто вдруг почувствовал, что я дома, - тихо произнес Гарри.
— А ты и так дома. Здесь, хоть и учат на военные специальности, это семья, Гарри, - серьезно сказал Метт. – Здесь маги и магловские военные существуют вместе. Здесь два мира едины. Все как один.
— Я заметил, но не думал, что такое возможно, - прошептал Гарри.
— США разработали эту программу двадцать лет назад. Она одна из самых секретных, но и самых успешных. Я и Метт попали сюда, когда нам было по четыре. Наши родители погибли. В этом году вот будем сдавать СОВ в Министерстве магии, да и ты с нами. Знаю, что Тавиар готовит тебе подарок. Они, наконец-то, разобрались с твоей палочкой. Хотя пока ты вроде с ним занимался беспалочковой, но тебе как эмпату она все-таки нужна, - поделилась информацией Индира.
— Ну вот, выдала все мои секреты, - покачал головой Тавиар, стоящий позади троицы. – Очень рад, что вы подружились. Теперь и занятия у Гарри не будут такими одинокими. Соединю-ка я вас троих в одну группу, все равно все трое мои воспитанники.
— Извини, я просто хотела поделиться с Гарри хорошей новостью, - потупилась девочка.
— Ничего, прощаю, - усмехнулся маг. – Хотя палочка не совсем подарок. Идем, посмотрим, что у нас там получилось. Все трое.
Ребята прошли за мужчиной в одну из лабораторий. На черной бархатной подушке лежала она. Гарри вдруг подался вперед. Он ее слышал, шепот на краю сознания. Она манила, звала, притягивала. Гарри даже не мог сказать, почему он снял перчатку, прежде чем коснуться черной поверхности с серебряными рунами. "Здравствуй. Здравствуй. Здравствуй", - прозвучало у него в голове. Он почувствовал радость палочки от встречи с ним. Это казалось чем-то противоестественным. Тавиар внимательно следил за лицом мальчика, подмечая малейшие изменения. Он прекрасно понял, когда та заговорила со своим обладателем. "Мы не ошиблись", - улыбка тронула губы мужчины. Это была, наверное, самая странная палочка из всех, когда-либо созданных на земле. Плакучая ива, покрытая кровью пиренейского дракона, которая при соединении с ивой принимала черный цвет и оседала пленкой на нем. Серебряные руны шли по одной стороне от рукоятки, выполненной в форме эфеса шпаги из серебра, до самого кончика. Но самым удивительным было ядро: слеза и капля крови Виттории ди Модроне Поттер и волос с головы Джейса Поттера. Казалось бы, три самые не магические составляющие, но палочка получилась такой мощной, что когда Гарри, наконец, сжал рукоять, его подняло в воздух и окутало аквамариновым сиянием. "Твоя", - услышал Гарри. "Моя", - улыбнулся мальчик.
— Она заговорила с тобой, да? – восторженно спросила Индира. Гарри кивнул.
— Я не знал, что палочки так могут, - Гарри посмотрел на Тавиара.
— Только такие палочки оказываются истинными, Гарри. Остальные подходят, но никогда не помогут раскрыть весь потенциал, - ответил Тавиар.
— Значит, моя прежняя палочка не совсем была моей? – уточнил Гарри. Маг кивнул. Гарри не выпускал палочку из рук весь день, даже когда пошел спать, положил ее на подушку и накрыл ладонью. Сны были счастливыми и прекрасными. Впервые за все время мальчик вспомнил о тех, кто остался в той жизни: Сириус, Дамблдор, профессор Люпин, семейство Уизли, Гермиона, Рон. "Простите меня, но я пока не готов вернуться, - Гарри посмотрел в окно, за которым простирался темный лес. – Мне надо многому научиться. Я знаю, что вы беспокоитесь. Но сейчас мне лучше здесь. Вы не смогли бы мне помочь, в этом я уверен". С такой мыслью Гарри уснул.
Рождество прошло на ура. Такого количества подарков у Гарри не было никогда. Почему-то все члены Центра задались целью сделать мальчику приятное. Они даже не поленились продезинфицировать все, прежде чем отдать Гарри. Был великолепный ужин, представление, игры в зале и на улице. Мальчик наслаждался, получая огромное удовольствие. Здесь у него не было врагов, ни настоящих, ни мнимых. Здесь была семья.
Сразу после Рождества началась усиленная подготовка по магии и обуздание эмпатического дара. Гарри, наконец, поверил в себя. С помощью Тавиара и Магнуса зелья перестали быть абракадаброй, а обрели четкий смысл и ясность. Трансфигурация вообще стала, чуть ли не плевым делом. Тут Гарри начал использовать свой дар эмпата. Легкое прикосновение к предмету, взмах палочки, невербальное заклинание и вуаля – получите результат. То, что у Гарри стали лучше получаться невербальные заклинания, вообще явилось для его учителей полнейшим сюрпризом. Эмпатические способности тоже постепенно стали чем-то обыденным, уже не вызывающим такого шока. Прежде чем перейти к следующему уровню обучения, Тавиар направил Гарри на лазерную операцию по коррекции зрения. Пока Гарри восстанавливал зрение, они занимались вслепую. И снова чисто интуитивно мальчик воспользовался своим даром. Именно теперь он стал считать его даром, а не проклятием. Гарри слушал, высчитывал эмоции соперника, что не раз помогало ему в поединках. Когда глаза пришли в норму, начался новый этап. Во-первых, они стали давать ему вещи после обычной стирки, к которой хотя бы однажды прикоснулись. Необходимо было привыкнуть и обуздать дар. Это было тяжело, но Гарри, стиснув зубы, шел вперед. Постепенно ввели легкие касания. Гарри учился читать, воспринимать, фильтровать информацию. Как только у него получалось, сразу же становилось легче работать с магией. Оказалось, что у Гарри дар и магия между собой сильно связаны. За каких-то полгода, начиная с января, Гарри умудрился повторить все четыре курса и выучить пятый, что, по сути, было невозможно, но в Центре прекрасно знали, на что нужно обращать внимание.
Пятого июня Гарри, Индира и Метт в сопровождении семи магов прибыли на закрытый экзамен СОВ. Они должны были сдать все экзамены за один день. Двенадцать часов выжали трех подростков так, что их просто выносили с последнего экзамена, но результаты были впечатляющими, хотя у Гарри и похуже, чем у его друзей: Зелья, Трансфигурация, Чары и ЗОТИ – превосходно, Уход, прорицания, гербология, астрономия – выше ожидаемого, История магии, руны, нумерология – удовлетворительно.
На следующий день они сдавали экзамены уже в самом Центре. Тут, конечно, результаты у Гарри были поскромнее. Никаких летних каникул для ребят как таковых не предвиделось, на целый месяц их вывезли на природу, где и проходили практические занятия. Надо сказать, что палочки у ребят были явно без следящих чар. За год Гарри набрал в весе, появились мышцы, тело окрепло, он стал выше ростом. Индира каким-то образом умудрилась приручить его волосы. Метт все время смеялся, что она их уговорила своим телекинетическим взглядом, а Гарри был ей просто благодарен за помощь. Эти трое стали друзьями, не разлей вода. Но ребята замечали время от времени грусть в глазах друга. Им было проще, у них не было куда возвращаться, в отличие от Гарри.
— Скучаешь по ним? – Тавиар присел рядом с мальчиком. Гарри кивнул, не отрывая взгляда от поверхности озера. – Почему ты ни разу о них не заговорил, или не спросил?
— Не знаю. Мне и стыдно, что я их так бросил там. Ведь они все считают меня Избранным, но мне здесь спокойно, я живу, - Гарри повернулся к мужчине. – Я ведь имею права просто жить?
— Имеешь, и я рад, что ты, наконец, живешь своей жизнью, хотя мы и притащили тебя сюда без твоего согласия, - произнес Тавиар.
— Это не благодарность, что вы мне помогаете, - скороговоркой сказал Гарри. – Я впервые почувствовал, что у меня есть семья, где я могу подойти к любому и от меня не отмахнуться, а все объяснят и даже покажут, как было бы лучше сделать.
— Ох, малыш, сколько же тебе пришлось пережить, - Тавиар погладил Гарри по волосам. Он совсем забыл о проблеме мальчика, а когда вспомнил, то уставился в изумленные глаза паренька.
— Я смог, - восторг просто затопил Гарри. – Я смог, я просто прочитал тебя, и не было никакой боли или дискомфорта.
Тавиар сам заразился восторгом мальчишки. "Ну, вот, теперь все будет только прекрасно, - улыбнулся мужчина, глядя на счастливого мальчика. – И я прекрасно его понимаю. Он живет, а не выживает. Здесь ему всегда помогут, никто не будет сваливать ответственность на его плечи, наоборот, плечи ему подставят".
И действительно, с этой минуты все пошло как по маслу. Гарри за месяц взял свой дар под полный контроль. Но перчатки и рубашки с длинным рукавом были его постоянным атрибутом. Контроль контролем, но никому не хотелось ставить эксперименты на психике парня, тем более ему самому. Не каждый хочет ощущать людей и вещи. Наступил последний этап – с виска сняли приборчик, который пробыл на нем почти год. Первые три дня были неприятные ощущения, но затем Гарри справился.
31-го июня Тавиар завел разговор о его семье. Пришло время рассказать правду о его родителях.
— Гарри, я хочу, чтобы ты сейчас пошел со мной. – Тавиар очень серьезно смотрел на юношу, который сидел за шахматным столиком вместе с Меттом и разыгрывал очередную партию. Рон Уизли был бы удивлен, как за последнее время Гарри поднаторел в этой логической игре.
— Да, конечно, - юноша поднялся со своего места и направился за наставником. Они миновали несколько крыльев и ответвлений. Через какое-то время мальчик понял, что они следуют в больничный блок. Когда они вошли, у окна стояло единственное кресло, в котором сидела женщина. Тавиар провел Гарри вперед и встал так, чтобы подросток мог разглядеть пациентку. Виттория подняла голову и безучастным взглядом посмотрела на мальчика. Гарри словно парализовало. На него смотрели его собственные глаза, не те, что были у матери Лили Эванс, а точно такие же, как у него, один в один.
— Кто это? – прошептал Гарри.
— Ты ведь уже понял, Гарри, - также тихо произнес Тавиар.
— Но как такое возможно? Это ведь не Лили Эванс, не папина жена, - голос совсем не слушался.
— Это как раз твоего отца жена – Виттория ди Модроне Поттер Марвел, супруга Джейса Александра Поттера Марвела, - представил женщину, довольно своеобразным способом Тавиар.
— Но ведь мой отец Джеймс Джонатан Поттер, - Гарри непонимающе смотрел на мужчину.
— Вообще-то он твой дядя, а твой отец – его брат-близнец, - ответил маг. – Это очень запутанная история, не все в ней мы смогли выяснить. Но твои родители Джейс и Виттория Поттер-Марвел. Твоя бабушка была последним представителем древнего магического чистокровного рода. Она и твой дед после рождения близнецов нормально заявили только о Джеймсе. Никто не знал о том, что у него есть брат-близнец, который стал наследником рода Марвелов. Так твоя бабушка сохранила свой род. Но твой отец погиб за несколько месяцев до дяди и тети. Мать не выдержала. Кстати, дар эмпата тебе передался от нее, только в отличие от тебя, Виттория не смогла его покорить. В день гибели Джейса эмоции слишком сильно ее захватили, и извергнуть их из себя она не смогла. Они ее поглотили вместе с рассудком.
Гарри прошел вперед и присел перед женщиной. «У меня есть мама, живая, ну и что, что она ничего не понимает, но она живая», - билось в голове у подростка. Гарри нежно взял ладони матери в свои. То, что произошло дальше, даже для Тавиара стало неожиданностью. Гарри столько невысказанной сыновьей любви добавил в свои эмоции и чувства и все это направил к женщине.
«Сынок», - услышал он где-то на краю сознания. Гарри поднял голову и уставился в ясные глаза матери.
«Мама?» - Гарри удивленно смотрел на женщину.
«Ты жив, мой мальчик, мой Гарри», - мысленный разговор продолжился. Тавиар же в шоке наблюдал, как два человека были заключены в светящийся кокон. Он слышал какой-то шепот.
— Невероятно, ему удалось и без всякой тренировки, - воскликнул врач, появившийся в комнате.
— Вы о чем? – удивился маг.
— Мы надеялись, что у мальчика есть такая способность – пробиться в чужой мозг, заставить человека вернуться на время. Хотели предложить ему это вариант, чтобы он мог общаться с матерью. А ты погляди, он сам и сразу, - врач чуть ли не плясал.
«Я думала, ты тоже погиб», - слезинка побежала из уголка глаз. Гарри вообще не стеснялся и плакал.
«Я не знал, кто мои настоящие родители. Мне только сегодня все рассказали», - всхлипнул Гарри.
«Но Джеймс и Лили должны были тебе все сказать», - волнение было слишком сильно в голосе женщины.
«Они погибли, когда мне было чуть больше года», - прошептал Гарри.
«А их дочка? Она тоже здесь?»
«Дочка?» - Гарри удивился.
«Да, у Джеймса и Лили родилась дочка, на несколько часов раньше тебя. Они назвали ее Г…», - Гарри так разволновался, что потерял контакт. Восстановить его не получалось.
— Гарри, успокойся, - Тавиар положил руку парню на плечо.
— Вы поговорили. Да? – врач только кругами не ходил около Гарри.
— Да, только не пойму, как такое произошло, - сказал Гарри.
— Это способность есть у всех универсальных эмпатов, коим ты и являешься. Если честно, то я затрудняюсь даже сказать, дар это или проклятие на самом деле. Ты всегда должен быть настороже. Наверное, когда-нибудь, ты сможешь вывести свою маму в этот мир, но она все же будет не дееспособна, - сказал врач.
— Но она будет вменяемой, да? Сможет говорить, сама есть? – уточнил Гарри.
— Да, малыш, именно так. Просто она будет заторможена. Ей надо будет подумать над ответом, подобрать слова, - кивнул док.
— Но мама будет со мной, - тихо произнес Гарри. - Я хочу, чтобы она жила со мной.
— Тогда это наш следующий этап в обуздании твоего дара, Гарри, - врач серьезно посмотрел на мальчика.
— Я согласен, - Гарри выпрямился.
— Этим мы уже займемся потом, а сейчас марш переодеваться, тебя ждут в столовой зале, - Тавиар отвесил мальчику шутливый хлопок пониже спины. Гарри сверкнул глазами и побежал к выходу, но затем вернулся, поцеловал мать в щеку и прошептал.
— Я вернусь, мы обязательно будем вместе, и ты мне все расскажешь, и о кузине тоже.
— О какой кузине ты говоришь? – спросил Тавиар, поймав мальчика за руку.
— Мама сказала, что у дяди Джеймса и тети Лили была дочь, которая родилась на несколько часов раньше меня. Ее имя начинается на Г, - пояснил подросток.
— Мы этим займемся, - сказал Тавиар.
— Спасибо, - прошептал Гарри. – Это мой самый лучший день рождения.
— С днем рождения, - улыбнулся Тавиар. - А теперь беги.
Праздновали, чуть ли всем Центром. Детей здесь любили, особенно таких одаренных и способных, как Гарри, Индира и Метт. Эту троицу уже несколько месяцев воспринимали как единое целое. Гарри, как эмпат, не мог пить спиртное, да ему и не хотелось. Соки вполне были пригодны в качестве напитков. Индира и Метт тоже поддерживали здоровый образ жизни, кстати, им исполнилось шестнадцать лет в прошлом месяце. Девушке в начале июня, а Метту в конце. «Алкоголь», конечно, в их исполнении звучало слишком сильно, но все же они и легкого вина не употребляли. Розыгрыши, тосты, смешные конкурсы – всего было в достатке в этот день. Поздно ночью троица разбирала подарки: большую часть составляли книги. Именно в этом году Гарри пристрастился к чтению. Здесь было все: маггловская художественная литература, энциклопедии, магические книги и словари и много чего еще. Были и просто приятные безделушки, подаренные от чистого сердца: статуэтки, мягкие игрушки, машинки. Для Гарри все это было очень дорого.
На следующий день ребятам сделали выходной, а затем начинался новый этап работы и учебы.
Не менее насыщенным был и год в Англии.

@темы: Дар или проклятие

URL
Комментарии
2013-11-19 в 21:12 

Я так понимаю, Гермиона - кузина Гарри? А что, интересно)

URL
2013-11-19 в 21:13 

Я так понимаю, Гермиона - кузина Гарри? А что, интересно)

URL
   

Дневник Linnea

главная