AliLinnea
Глава 7. Мы наш, мы новый мир построим.

Казалось, Рождество стало той отправной точкой, которая изменила все. На каникулы почти все слизеринцы разъехались. Рона и Панси пригласили в Малфой-менор, а уж Снейпам туда была прямая дорога. Блейз повез свою невесту знакомиться с матерью, но на Новый год они должны были прибыть к Малфоям.
Именно тогда появилась юная, еще только вылупившаяся организация, целью которой было построить такой мир, где не было бы места таким людям, как Волдеморт и Дамблдор. Взрослые понять не могли, что задумала молодежь, которая закрылась в одном из кабинетов Люциуса и занялась разработкой своих планов. За день до Нового года из Малфой-менора в разные стороны отправились все совы, какие только были в поместье. Люциус и Северус уже начали беспокоиться. Мало ли что могло прийти в голову этим деткам. Спустя полдня совы начали возвращаться с ответами. Они несли огромное количество писем, не меньшее, чем было отправлено. На самом деле их было больше, намного больше.
Результатом этого дня стало учреждение фонда Гарри Поттера, который должен был взять на себя заботу обо всех детях, которые остались сиротами в ходе этой войны. Когда к нему в кабинет пришла вся шестерка 31-го декабря и вывалила свой план, тот просто не знал, как реагировать. Но когда они выложила сумму, которую собрали уже сейчас для фонда, он просто потерял дар речи. За один день им удалось получить пятьдесят тысяч галеонов. Кто-то прислал всего кнат, потому что на большее не был способен, кто-то пожертвовал тысячи галенов. Идею шестерки поддержали, причем поддержали очень активно. А письма продолжали приходить, письма и деньги.
За три дня до отъезда в Хогвартс в Малфой-меноре собралось огромное количество людей, среди которых были как известные роды, так и не очень. Это было первое собрание членов фонда. Малфои и Снейпы, Нотты и Паркинсоны в лице Панси, Кребб и Гойл в лице младшего поколения, Грингассы, Буттлстроуды, Пьюси, Мальсибьеры, сумевшие выжить и потерять не так много, как казалось, Боунсы, Лавгуды, Финч-Флетчи, Финиганы и многие-многие другие внесли огромные суммы в фонд. Было решено, что источником, который будет нести в мир идеи фонда, станет Придира, в которую необходимо было переманить Скитер. Был назначен совет, который обязан был следить за соблюдением всех правил, а также, чтобы не было никаких нарушений. Это не была организация, которая походила бы на Пожирателей или Орден феникса. Эти люди боролись за мир, который должен был привести их к процветанию. Первым делом необходимо было привлечь на свою сторону политиков, экономистов, журналистов и юристов. Пришло время привести магический мир в порядок, но не кровью и борьбой, а словом и делом.
Студенты вернулись в школу. Большинство старшекурсников оказались на стороне Фонда. Дамблдор был в шоке, когда понял, что так лелеемые им барьеры между всеми факультетами и Слизерином рухнули, причем общались с зелено-серебристыми даже гриффиндорцы. Он понимал, что за каникулы что-то произошло, что он упустил, чему не придал значения. Только сейчас он осознал, что кто-то упоминал о каких-то деньгах, письмах, но он тогда отмахнулся от всего этого. Глядя на детей, он вдруг понял, что опоздал, слишком долго ждал, и теперь не просто опаздывает, он отстал, далеко отстал.
Каждый день в школе шли дебаты. Студенты вдруг стали задавать много вопросов, интересоваться темами, которые раньше никому не приходили в голову. Вдруг случилось так, что сами идеи, которые существовали в мире, были поставлены под сомнение. «Почему мир Черный или Белый? Ведь существует такое количество цветов. Почему одно запрещено, а другое нет? По каким правилам надо действовать? Почему одни законы забыли или заменили другими?» - вопросы были разные, и зачастую на них было сложно ответить.
Он отстал от поезда, который с каждым днем набирал скорость все быстрее и быстрее. Он не успевал схватиться за ниточку, как та превращалась в клубок, связывалась с другой. Ему казалось, что он стоит внизу горы, с которой на него с огромной скоростью несется лавина, вот-вот готовая его смести. На его глазах рождался совершенно другой мир, в котором ему не было места, ни ему, ни тем, кто его поддерживал.
Первый месяц после рождественских каникул вызвал огромный ажиотаж в обществе. «Придира» вдруг стал самым читаемым изданием. Журнал стал толще почти в три раза. Информация делилась на разделы, ко всем материалам давались исторические справки и комментарии специалистов. Из недр архивов поднимались законы, на страницах журнала разворачивались целые дискуссии, которые затем перекочевывали в дома магов, в бары и рестораны, в уличные разговоры. Мир менялся быстро и безвозвратно. То же самое происходило и в школе. Старшекурсники дискутировали, вовлекали профессоров, спорили до хрипоты. И Дамблдор потерял контроль, вожжи выпали из его рук и кони понеслись в одну ведомую им сторону. Он пытался, честно пытался, но он опоздал. Министерство менялось быстрее, чем это могло бы показаться. Даже министр был не способен остановить мчащийся на всех парах поезд. Новые идеи, вернее, давно забытые, те, на которых испокон веков держался магический мир, завоевывали все новые умы. Вопросов появлялось все больше. Министерские перестановки происходили в одно мгновение. Кингсли понял, что еще чуть-чуть и пост министра он потеряет, но он к тому же оказался одним из немногих членов Ордена феникса, кто поддержал новый курс магического мира. Через месяц после начала действия фонда, Кингсли подал в отставку, и министром стал мало кому известный политик, молодой, ставленник фонда. Великолепный экономист, аналитик, выдающийся выпускник Дурмстранга, он с самого начала поддержал идеи фонда. Ему понадобилась всего неделя, чтобы вычистить министерство и аврорат. Многие ожидали, что в политику и министерство вернется Малфой и многие другие чистокровные семьи, но ничего такого не произошло. Кингсли предложили пост главы аврортата, и тот согласился. Огромное количество юристов засело за создание законов и норм для общества. Все отделы претерпели изменения, в том числе и Визенгомот. Где и как был откопан документ, где говорилось, что если состав Визенгмота принял решение, когда был обвинен невинный человек, то он может быть разогнан и вместо него выбран другой. Что и было сделано в кратчайшие сроки. Дамблдор снова не успел. Как он ни старался, он все время не успевал. События пробегали мимо него, а он даже не мог ухватиться за них, они проскальзывали сквозь пальцы, просачивались, как песок. Единственное, что у него еще было - это школа, но даже здесь все было уже по-другому.
Но он решился. Он созвал новый Орден феникса, который должен был начать бороться, только вот было непонятно, с чего начать, куда податься. Время летело слишком быстро, а он застрял в прошлом. Январь и февраль пролетели так, словно их и не было, март мелькнул, помахав хвостом. Апрель принес новые проблемы. Противостояние, как ни странно, началось именно в школе. К этому времени уже было понятно, что идеологами нового движения стали студенты – четыре слизеринца и два гриффиндорца, которых поддержало большинство старшекурсников, ну, кроме гриффиндорцев, за редким исключением. Против выступил Джереми Поттер и его партия. Его подняли на смех почти сразу, как только он заявил, что надо придерживаться политики победителей. Ему популярно объяснили, куда эта самая политика может привести.
Тогда же в апреле открылся первый магический приют для детей сирот, которым было больше некуда деться. Через неделю после открытия там уже было десять детей, магические дети, которых перевели из маггловских приютов. А счет фонда все пополнялся и пополнялся, люди готовы в это благое дело пусть кнат, но вложить. Кнат оттуда, кнат отсюда, а сумма набиралась внушительная. И это было только начало.
А школа начинала бурлить.
- Снейп, ты слишком много на себя берешь, - схватив девушку за руку, прошипел Джереми.
/Отпусти меня/, - выдала та рассержено на парселтанге. Джереми отскочил от нее как ошпаренный, и в ужасе уставился на девушку. На нее так смотрел не только он.
- Мисс Снейп, пройдите в мой кабинет, - раздался голос Дамблдора. – Мистер Криви, попросите профессора Снейпа и его супругу подойти ко мне, - попросил он директор младшего Криви.
Саломея была спокойно и собрана. Драко взял ее за руку и улыбнулся. Они вместе пошли в сторону директора.
- Я просил зайти только мисс Снейп, - сурово глянул он на Драко.
- Она моя невеста, сэр, - Малфой-младший не собирался отпускать девушку одну.
Через четверть часа в кабинете собралась все та же компания: Поттеры, Блек, Снейпы и Малфои, но вместе с ними прибыл и Ремус. Дамблдор нахмурился. Он не думал, что будет столько народу.
- Итак, в чем проблема? – Северус мрачно оглядел всю команию.
- Надеюсь, вы нам это объясните, Северус, - директор посмотрел на зельевара, затем повернулся к Саломее. – И Гарри.
- Что это значит? – взвился Джеймс.
- Мне тоже интересно, каким образом Гарри Поттер превратился в Саломею Снейп, - Дамблдор мрачно смотрел на девушку.
- Гарри Поттер умер, - спокойно произнесла та.
- Я долго не мог понять, что не дает мне покоя в тебе, пока сегодня не услышал, как ты говоришь на парселтанге, - произнес директор.
- Ты посмел превратить моего сына в это? – Лили ринулась к Северусу.
- А Гарри Поттер ваш сын? – остановил ее саркастичный голос девушки. – С каких пор? И оставьте моего отца в покое. Он не знал, что я сделала, пока не нашел меня в таком уже виде.
- Ты немедленно вернешься в семью, - тут же принялся за нее директор.
- Это в какую? – ядовито осведомилась девушка. – Поттеров? Я к этой семье не имею никакого отношения. Любой анализ покажет, что я дочь Северуса Снейпа и Мириам Андраде. Я НЕ ПОТТЕР!
- Ты обманул всех, - директор лихорадочно искал выход из ситуации. Сначала все казалось легко, но сейчас… Сейчас он снова терял контроль, который вроде бы появился в его руках.
- Вы можете рассказать всему свету, кто такая Саломея Снейп, - усмехнулась девушка. – Мне будет интересно посмотреть на вас в психиатрическом отделении Святого Мунго. Не забывайте, что смерть Гарри Поттера констатировали шесть человек, и ни один не усомнился, что перед ними он.
- Можно вскрыть могилу, - мрачно произнес Сириус.
- Давайте, мне даже интересно будет посмотреть на ваши лица, когда вы там увидите все того же Гарри Поттера, - девушка явно издевалась.
- Ты должен принять обратный…, - начал Дамблдор.
- Антидота нет, превращение окончательное и обжалованию не подлежит. Я – Саломея Снейп, - отрезала девушка.
- Ты спишь с парнем, - скривился Джереми, глядя на Драко. Тот в ответ разразился веселым смехом.
- Ты идиот, Поттер, каких мало. Сал – настоящая девушка, просто у нее память о событиях и людях от Гарри Поттера, а также идеалы и чувства, свет и чистота. Но тебе, вам, этого не понять, - серьезно произнес Драко. – Вам никогда не был нужен мальчик по имени Гарри. И он ушел, ушел, чтобы жить так, как хочет он, а никак вы ему навязываете.
- Кто лежит в могиле? – Дамблдор хотел знать ответ на этот вопрос.
- Гарри Поттер, - последовал ответ от Саломеи. – Никого другого вы там не найдете, как бы не пытались. На этом тема закрыта.
- Как ты…? – Лили в ужасе смотрела на красивую девушку.
- Как я могла? – закончила за нее Саломея. – Просто. Легко и просто. Ведь те, кому я была дорога, со мной. Им не понадобилось много времени, чтобы понять правду. И то, что вы меня не узнали, только подтвердило правильность моего выбора. Мне не нужны родители, которые меня бросили, сами наслаждаясь жизнью. У меня замечательный отец, который во мне души не чает, и готов умереть за меня. У меня мама, которая всегда окажется рядом, если мне понадобиться помощь. Вокруг меня друзья, которые пойдут со мной на край света, рядом со мной человек, готовый достать мне звезды и луну с неба, подарить весь мир и самого себя. Что еще нужно человеку? И что предложили мне вы?
- Ты нас ненавидишь, - произнесла Лили.
- Чтобы ненавидеть, надо хоть что-то к вам чувствовать, а мне все равно. Теперь, все равно. Мое сердце залечилось, раны затянулись, - произнесла Саломея. – Вы или впишетесь в мой мир, или окажетесь за бортом. Сейчас вы делаете все, чтобы оказаться именно за бортом.
- За всеми этими изменениями стоишь ты? – прищурился Дамболор.
- Не только, профессор, не только, - улыбнулась девушка. – Мы просто строим наш мир, мир, где не будет пауков и марионеток, где каждый сможет найти себе место, но где никто не будет попирать древние традиции. Мы возьмем все хорошее и создадим новым мир, наш мир.
- Не слишком ли много амбиций, девочка? – Дамблдор мрачно смотрел на нее.
- Нет, не много, - покачала та головой. – Вы упустили свой шанс, опоздали на поезд, а остановок уже не будет. Есть только конечный пункт. Пусть на это уйдут годы, но мы добьемся своей цели. Начало уже положено. Если вам это не по душе, уезжайте туда, откуда вы все явились.
Саломея подхватила Драко под руку и направилась к двери.
- Гарри, - прозвучал окрик в спину.
- Саломея, профессор. Запомните, я – Саломея Снейп, - поправила его девушка и скрылась за дверью.
Ни она, ни Драко не знали, что было после их ухода в кабинете директора. Родители никогда им этого не рассказывали. Фактом стало только то, что после выпускного бала ни Люциус, ни Северус в школу больше не вернуться.
Оставшиеся два месяца учебы, вернее пять недель учебы и три экзаменов прошли в постоянных стычках. Джереми старался изо всех сил задеть Саломею побольнее, но история о Гарри Поттере так и не выплыла наружу. Похоже, было принято решение оставить все, как есть. Девушку это устраивало более чем. Винсент и Грегори следовали за ней по пятам с такими выражениями на лице, что противники даже не пытались к ней приблизиться. Оба телохранителя обожали ее, особенно после того, как узнали правду. Саломея сама им открылась. И те все поняли и приняли. Кое-кто догадывался, кое-кто знал, но они все приняли решение, которое когда-то было сделано юным магом.
Май ознаменовался драками между Драко и Джереми. Оба заработали себе отработок до конца экзаменов. В конце концов, Саломея не выдержала и заявилась к Поттерам в комнаты. Там же был и Блек.
- Уезжайте, - произнесла она с порога. – Возвращайтесь в тот мир, из которого вы пришли. Вам здесь не рады. Если вы дорожите собственным сыном, то забирайте его и уезжайте. Вам нет места в нашем мире. Вы здесь не выживете, - после развернулась и ушла, оставив опешивших взрослых.
А потом были экзамены, экзамены и экзамены. Времени ни на что не оставалось, почти ни на что пятого июня, когда половина предметов была сдана, состоялась тихая небольшая свадьба – Рона и Панси. Об этом мало кто знал. Молли, Джордж и Джинни не явились, зато пришли Билл и Чарли, а перед самими обрядом появился Артур, который и повел сына к обручению. Панси вел Северус. Девушка выглядела восхитительно в светло-кремовом платье, простеньком, но изысканном. Тео посапывал на руках своей крестной, никто и не сомневался, что ею станет Саломея, ангел-хранитель слизеринки. Панси понимала, что все, что произошло в ее жизни, она обязана именно ей, своей подруге, первой подруге. Теперь их у нее две – Саломея и Гермиона.
Наконец, все экзамены были позади. За несколько часов до бала три пары можно было увидеть у озера. Они расположились на покрывале и мечтали о том, что будет. А что будет? Сначала свадьба Блейза и Гермионы, затем Драко и Саломеи. Потом будет университет, получение диплома и работа, работа на благо общества. Они понимали, что сами должны строить свой мир, никто не будет делать этого за них. А дальше будет жизнь, со своими взлетами и падениями, но жизнь, такая, какую они захотят сами. Они так просидели почти до самого бала, вернулись в комнаты, чтобы переодеться только за час до бала.
Студенты оглядывались на трех молодых людей, стоящих у подножия лестнице в ожидании своих избранниц. Все трое были одеты в черные парадные мантии, на которых были выбиты гербы их факультетов. Выглядели юноши шикарно. Некоторых несколько удивлял тот факт, что они стоят у лестницы, ведущей сверху, поскольку слизеринская гостиная была в подземельях. Но, оказалось, что девушки сегодня собирались в комнате Гермионы. Большой зал заполнялся старшекурсниками и выпускниками. Младшие курсы уже побывали на своем прощальном пире и теперь подглядывали за разнаряженными старшекурсниками. Неожиданно послышались шепотки и трое молодых людей подняли головы наверх лестницы. Там стояли три самые прекрасные девушки, их девушки. На всех трех были белые платья, только лифы отличались: на Саломее – изумрудный, на Гермионе – коралловый, а на Панси – темно-синий. Подолы платьев спадали складками из-под груди. Из драгоценностей были лишь тонкие цепочки на шее, серьги, тонкие золотые браслеты и кольца. Девушки медленно спускались по лестнице, глядя на своих мужчин. Младшекурсники потом еще долго будут рассказывать о трех принцах и трех принцессах Хогвартса, самых красивых, каких больше не будет никогда.
Три пары блистали весь вечер. Они лучше всех танцевали, лучше всех выглядели, лучше всех смеялись и были счастливы. Он наслаждались своим последним вечером в Хогварсте, ведь завтра они уедут отсюда. Школа закончилась. Они общались, веселились и немного грустили.
Утро пришло быстро, многие не пришли на завтрак, оставив себе время, чтобы пройтись по Хогвартсу, попрощаться. Драко и Саломея стояли на площадке самой высокой башни. Драко обнимал девушку за плечи. Они молча наслаждались красотой восхода, а затем пробуждения природы от ночи.
Ровно в десять часов утра станция в Хогсмиде заполнилась голосящими детьми. Кто-то ехал домой на каникулы, а кто-то навсегда покидал эти места. Шестеро студентов в последний раз посмотрели на окрестности и сели в поезд. Они заняли купе рядом с четой Снейпов, Малфоев и Ремуса. Маленький Тедди перекочевал к ребятам, а вот Тео наоборот оказался в купе у взрослых. Они все ехали домой, чтобы теперь уже самим вступить в ряды строителей нового мира. Пришло их время. Они заварили эту кашу, и теперь должны присоединиться к созданию этого мира.
Все разъехались по своим домам. Рон и Панси в Нотт-менор, теперь принадлежащий им. Блейз и Гермиона отправились в поместье Забини, Малфой – к себе, а Снейпы – к себе. Им предстояло встретиться всего через две недели на свадьбе Гермионы и Блейза. Эти дни в каждой семье были заполнены разными хлопотами: кто-то готовился к свадьбе, кто-то к поступлению в Университет, кто-то налаживал семейный быт. Время ускорило свой бег.
Первая свадьба состоялась в Забини-меноре. Гостей было не так много, но само торжество было прекрасным. После гибели первого сына Антонио Забини, Блейз стал наследником, а теперь и лордом Забини. Церемония проходила в парадном зале дома. Свидетелями были Саломея и Драко, как ближайшие друзья. Гермиона в своем платье бежевого цвета была восхитительна. Было видно, что девушка счастлива и ее мечта сбылась, она любит и любима. Ни Блейз, ни Гермиона не хотели пышной свадьбы, поэтому все было более-менее спокойно. Сразу после небольшого праздничного обеда молодожены аппарировали в медовый месяц, во Францию, где и должны были поступить в Университет. Драко и Саломея много времени проводили друг с другом, готовились к вступительным экзаменам, навещали сирот в приюте, созданном фондом. За эти летние каникулы о них сложилась слава меценатов, которые готовы помочь всем, кому эта помощь требуется. Северус открыл свою аптеку, которая сразу же стала пользоваться огромным спросом. Перед самой свадьбой дочери он получил предложение министра организовать лабораторию, которая будет заниматься экспериментальными зельями и государственными заказами. Северус дал согласие и теперь был одним из самых известных ученых магического мира, который сам подбирал себе команду для работы. В числе тех, кого бы он хотел видеть, в качестве работников, оказались и его бывшие студенты за последние несколько лет. Своим заместителем он предложил стать Ремусу, который, кстати, жил в их имение. Дружа Люпина со Снейпами, вообще стала притчей во языцах.
29 июля за два дня до восемнадцатилетия, Саломея Снейп стала леди Малфой-Принц, поскольку была единственной наследницей, Люциус согласился на двойную фамилию. Было решено, что первый ребенок будет носить фамилию Малфоев, а второй станет Снейпом, он же Принцем. Таким образом, оба рода не исчезнут.
Об этой свадьбе говорили не один десяток лет. В Малфой-меноре собрался весь свет магической Англии, и не только. Все, кто имел хоть какое-то отношение к фонду, созданному шестью ребятами и сумевшему в несколько месяцев «завоевать» Англию, прибыли на бракосочетание. Это была грандиозная свадьба.
Северус вел свою дочь по огромному проходу. Саломея была в ослепительно-белом платье. Драко не мог оторвать взгляда от своей невесты, которая в свою очередь смотрела только на него. Красивая, утонченная, изысканная – Драко не мог подобрать слов, чтобы описать любимую. Они были так заняты друг другом, что не видела событий, разворачивающихся среди гостей. Им так никогда и не сказали, что на свадьбе появился Джереми, пожелавший остановить свадьбу, что потом появились его родители, что Джеймс Поттер держал плачущего сына в объятиях, когда было объявлено, что Драко и Саломея теперь муж и жена. Это была самая красивая пара и самая красивая свадьба.
Началась другая жизнь, полная впечатлений, приключений и борьбы за свои идеалы, но три пары нашли свое счастье в самом начале пути и прошли эту жизнь рука о руку.

@темы: Дочь Снейпа